С.Усть-Уза Шемышейского района

Модераторы: expedA, expedT

Модератор
Аватар пользователя
Сообщений: 755
Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 18:36
Откуда: Пенза
Имя: Андрей Нугаев

С.Усть-Уза Шемышейского района

Сообщение expedA » 06 июл 2017, 22:42

Поводом открытия темы послужил выход книги Зюзина Фаттиха Мухомятовича и Алюшева Рашида Ханяфиевича "Усть-Уза". Этот серьёзный краеведческий труд открывает нам историю татарского села на берегу Сурского водохранилища. Вот краткий фотоотчёт по книге.
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение

Изображение
Ревизские сказки 1782год




Историю села, изложенную в книге, хочу начать с парочки моих фотографий.
Изображение
Изображение
Как сказали авторы книги, историю села надо писать и переписывать. Это только первая проба. Спасибо Вам за ваш труд по сохранению памяти народа.


ИСТОРИЯ СЕЛА


Усть-Уза расположена на берегу Сурского водохранилища, на месте слияния рек Узы и Суры, в живописном уголке природы. Село богато своей историей, уходящей далеко в глубину веков, исключительной самобытностью и трудолюбием населения. Еще каких-нибудь 100 лет назад оно было самым богатым и наиболее крупным из всех татарских сел на территории Пензенского края. Традиционными занятиями усть-узинцев были пашенное земледелие, скотоводство, торговля и торгово-посредническая деятельность, ремесла, а также охота, бортничество, рыболовство. Имело широкое распространение кожевенное производство. Здесь работали небольшие цеха и артели по первичной обработке шерсти, изготавливались прекрасные изделия из меха.
В XIX веке Усть-Уза стала одним из основных мусульманских религиозно-образовательных центров на всей территории Среднего Поволжья. Недалеко от села расположен археологический памятник - Армиёвский комплекс памятников раннего железного века и средневековья, селище 2-й половины 2-го тыс. до н.э., на котором впоследствии проживали древние буртасы и другие племена. В IХ-ХI вв. к буртасам пришли проповедники из мусульманских стран и на территории Пензенского края стали приобщать местное население к исламу. Об этом свидетельствуют мусульманские захоронения, обнаруженные археологами в могильнике. Таким образом, уже тысячу лет назад предки пензенских татар - буртасы стали исповедовать ислам, затем в связи со строительством засечных черт в XVII в. началось заселение татарами-мишарями всего Пензенского края. Мимо села Армиево, а также через Наскафтым и Колдаис проходил Старый вал, который уходил в сторону Городища. Его возведение ученые относят к XI - XIII вв. и приписывают также буртасам. Тогда же на правом притоке Узы, на реке Таштомяк стояли каменные мечети вплоть до 1692 года.
Давно исследовано, что в Поволжье поселились индоевропейские племена еще со времен неолита, в IV тысячелетии до нашей эры. А в VII в. н.э. с востока потянулись сюда финно-угорские и эвенкийские племена: мордва, мурома, мещера, которые занимали пустующие мещерские болота. Но, как все эти события происходили на самом деле, не знает никто: многие сведения из написанного и внесенного даже в различные учебные пособия в качестве исторического материала, являются лишь очередными версиями и вызывают до сегодняшнего дня у историков жаркие дискуссии и споры.
В дальнейшей своей истории Усть-Уза многократно подвергалась разрушениям, неся огромные потери населения, но село сумело выстоять и превратиться в одно из самых преуспевающих населенных пунктов Пензенской области. Еще со времен распада Золотой Орды на территории края находились земли кочевников, живших в низовьях Дона и Волги. Московское государство XVI—XVII вв. с южной стороны на то время не граничило с другими государствами. К освоенным обжитым местам примыкало так называемое «Дикое поле», которое было практически никем не заселено. Через это пространство перемещались кочевые народы: татары, половцы, авары, булгары, ногаи и многие другие. Они нападали на местных жителей, уводя их в плен, часто разоряли целые города.
После завоевания Казанского в 1552 году, а в 1556 году - Астраханского ханства, вся территория Пензенского края вошла в состав Русского государства, после чего началась активная колонизация территории русскими людьми.
Пензенский край не был пустынной местностью, хотя и назывался «диким полем». Документы свидетельствуют о существовании в глухих лесах, в том числе в верховье Узы, мордовских, русских и татарских временных и постоянных жилищ. Часто в укромных местах земли самовольно обрабатывались крестьянами, приходившими из северных уездов.
На окраине села сохранилось старинное мусульманское кладбище, захоронения на котором пензенские историки датируют Х\/II-Х\/III веками. Но на древних надгробиях надписи, написанные арабской вязью, свидетельствуют о том, что эти памятники намного древнее. Здесь жители села находят камни с выбитыми именами династий Девликамовых, Богдановых, Туишевых, Маскаевых, Батыршиных.
Но как бы то ни было, Пенза возникла на самой окраине этого самого Дикого поля. Южнее засечной черты, в лесной глуши были образованы нелегальные небольшие поселения, устроенные беглыми крепостными крестьянами и преступниками. В государстве были созданы линии обороны от кочевников: южная (крымская) и юго-восточная (ногайская). Южная была наиболее опасная в связи с постоянными набегами ногаев и татар. Укреплялись старые и строились новые засеки, рвы и валы. Постепенно из этих засек сложились засечные черты, проходившие через города. Так в 1571 году первые засеки появляются по линии Ряжск-Шацк-Темников-Алатырь. В 1586 году служилые люди во главе с Алтыш Алишевым переводятся в район Арзамаса. Позднее, в XVIII веке под угрозой крещения они уходят на Волгу, в Корсунь.
Татары Керенской засечной черты составляли основную часть служилого люда, прибывшего из Темникова и Кадома. В русских документах ХI\/-Х\/ веков они назывались «мещеряками», а затем «татарами», «служилыми татарами», «буртасы-посопными татарами». Постепенно на засечной черте сложился слой мелких служилых людей (по отечеству): городовые дети боярские, мелкие феодалы, получавших за свою службу жалованье — денежное и поместное. Кроме того, на границе было сосредоточено немало служилых людей по прибору (стрельцы, казаки, солдаты), набиравшихся из тяглых слоев населения. Обычно служилые люди по прибору получали денежное и хлебное жалованье, а также получали участок земли.
В «Книге письма и дозору Ивана Усова и Ильи Дубровского» (1613-1614) сказано, что только в Темниковском уезде в 1597 году имелось 443 поместья татарских мурз, но с русским крепостным населением. Было много беглого населения, которые шли из Темникова, Алатыря на юг по р. Мокша, Рудня, Сивинь, Инсар, Сура, Исса. Русских же селений было мало. Были на то время основаны татарами деревни Акчеево, Булаево, Аксел, Усть-Рахмановка, Большие Иссенские Полянки, Татарская Пишля, Кадышево, Тенешево и т.д.
В Смутное время 1605-1613 гг. Российское государство сильно ослабло, и закабаленное коренное население выражало свое недовольство на насильственное крещение и незаконный захват их лесов и других угодий. Мордва часто нападала на русские поселения и монастыри. В 1608 году эрзя объединилась с мокшей и под командованием князя Еникеева и других мурз вступила в борьбу с регулярным русским войском, но они потерпели жестокое поражение. Мордва ударилась в бегство: кто на юг, кто - в глубь современной Тамбовской области, а из Алатырского, Арзамасского и части территории нынешней Республики Мордовии поток эрзи двинулся тоже на юг и осел в Усть-Узинском междуречье. Эти два родственных мордовских племени практически одновременно поселилась на этих землях, но в дальнейшем стали быстро русеть и частично отатариваться.
После 1670 темниковские и керенские татары стали переводиться в Узинско-Кададинское междуречье, вновь спасаясь от насильственного крещения. Они же одними из первых в эти места пришли для прикрытия пензенско-сызранской оборонительной линии в 1681 году. Но оживленный процесс заселения края происходил в 1696 - 1709 годах, после завоевания Петром Первым Азова. Вначале сюда было согнано мордовское население, главным образом с низовьев реки Суры для строительства и обеспечения жизнедеятельности сначала пензенско-сызранской, а с 1697 года - петровской оборонительной линии. Они рубили лес на строительство крепостей в Петровск и Пензу. На севере пензенского края особенно много было татарских селений. Известно, что в 1721-1745гг. часть татар Средней Елюзани ушли из своей деревни и основали в Узинском стане деревню Леплейка. Между Саранском и Инсарском располагались Усть-Инза, Татарский Сыромяс, Кочетовка, Лундан, Таракановка, Татарская Лака, в Керенском уезде - Шелдаис. В Чембарском уезде были основаны Решетино, Кобылкино, Телятино, Кикино, Мочалейка, Кутеевка.
Но еще в 1683 году к устью реки Уза перевели 20 темниковских и саранских полковых татар во главе с Альмяшем Елаевым и Байбашкои Байбулатовым, которые получили земли по 25 четвертей в каждом поле и «в дву потому же», и построили у реки Кулы деревню Уза. Альмяш Елаев впоследствии будет похоронен на новом кладбище и станет первым захоронением. По сей день в Усть-Узе сельчане посещают могилу предка и возносят ему дуа-молитвы.
Но, как описывает известный пензенский краевед М.С.Полубояров, «они предали государство, сбежав в Азов в 1690 году, а «изменническую землю» отдали нескольким десяткам солдат Московского выборного полка и детям боярским Е.В.Кунавину и Т.И.Богданову». Другой пензенский краевед Е.И. Саляев в своей книге «Освоение Дикого Поля» пишет: «Фактически же деревня Уза - ныне Усть-Уза, единственное татарское селение на весь Шемышейский район - встала на «даче» темниковского мордвина Сюндюка Черкасова. Деревня Уза названа в «Отказной книге Пензенского уезда» - в документах 1689-1690 годов. Однако новые жители погибли или уведены в плен в 1717 году, на опустевшие земли опять направили татар, приписав их к Адмиралтейству для корабельной работы, и деревня снова стала татарской». Стоит отметить, что в России становление фамилий началось поздно и растянулось на четыре столетия. В XIV в. существовали княжеские титулы (Шуйские, Курбские и др.), они были не фамилиями, а прозвищами, но послужили моделями для последующих фамилий. Настоящие фамилии у русских и татар сформировались только с XVI в. Большинство дворянских фамилий образованы из отчеств или имени родоначальника, реже - по названиям владений. К XVIII веку основная масса населения фамилий еще не имела. При Петре I были введены так называемые «проезжие грамоты», в которых указывались имя и фамилия (или прозвище), т.е. почти 100

6502-53. Лл. 356-359. 27 октября 7208 (1699) г. Об отказе меновой земли Ивана Смагина и Гаврилы Дертева. Имеется ссылка на отказную книгу 7192 г., в соответствии с которой «отказано пензенцу Прокофию Бардину да Пензенской приказной избы подьячему Гаврилу Дертеву в поместья в Пензенском уезде порозжая земля подле помесной земли пензенца Матвея Алферьева, по обе стороны Узинской дороги, за Сурою рекою, до устья Узы реки, и до мес(т)ных земель темниковских мурз и татар Алмашки Елаева с товарыщи, (которым отказано в 192 г.) по 35 четей человеку в поле, а в дву потому ж».

6502-32. Лл. 219-223. Об отказе земли на границе Шемышейского и Лопатинского районов. Июнь 7202 (1694) г. О поездке подьячего на р. Узу, на речки Аряш, Почкаряш и Чюмаевку, по челобитью пензенцев Гаврилы и Никиты Гавриловичей Мещериновых, Самойлы Андреевича Чирикова, Ефрема Федоровича Фролова «на порозжую дикую землю», которую они приискали. Отказано каждому из них от 40 до 70 четвертей в поле, а в дву по тому ж. Сторонними людьми на отказе были засечные сторожа из д. Евы, служилые люди из Нижнего Ломова и мордва из д.Узы.


(документы обнаружены и опубликованы пензенским краеведом М.С.Полубояровым)

процентов людей имели фамилию хотя бы неофициально. Но это среди русского населения центральной части России. На окраинах страны фамилию могли не иметь до XX века.
Среди представителей княжеских татарских родов в документах Темниковского и Шацкого уездов основное место занимают потомки местных татарских князей, владельцев мордовских беляков. Татарские фамилии часто напоминали об именах родоначальников: Юсупов (Юсуп), Батыршин (Баторша), Бахтеев (Бахтей), Альшин-Алюшев (Алюш или Альша), Ибрагимов, Резепов и т.д. Некоторые татарские фамилии образовались после крещения и получения ими христианских имен. Но известно, что большинство насильственно крещеных татар со временем или же сразу возвращалось вновь к своей вере, в то время как христианские фамилии у них оставались.
В списках приписных татар деревни Усть-Уза мы находим множество фамилий, которые сохранились до сегодняшнего дня: Уразаевы, Хайровы, Кашаевы, Алмакаевы, Апкаевы, Кадеевы, Баторшины, Туктаровы, Салиховы, Бахтеевы, Керимовы, Рамазановы, Альмяшевы, Акмаевы, Резеповы, Ибрагимовы, Алюшевы, Альшины, Бикташевы, Бикмаевы, Москаевы, Умяровы, Асмаевы, Ишмаметовы, Бибаевы, Адельшины, Исаевы, Богдановы, Асановы, Бикбулатовы и т.д.

ЛАШМАНЫ, КАЗАКИ И СЛУЖИЛЫЕ ТАТАРЫ.
ОСНОВАНИЕ СЕЛА УСТЬ-УЗА


Усть-Узинские татары с 1694 года проживали совместно с мордвой. Поскольку власть была заинтересована в защите Пензы с юга, то на первых порах служилых людей имелось мало, и власти направили в Узинско-Кададинское междуречье значительное количество керенских и темниковских татар, что, впрочем, почти одно и то же, так как под Керенск и на Ломовско-Керенскую военную черту татары прибыли в основном из Темниковского и Кадомского уездов. Вот они и стали основателями Усть-Узы, и еще образовали ряд деревень и сторожевых пунктов на Узииском стане (деревни Пенделка, Исекеево).
Как было сказано, в 1696 году молодой царь Петр Первый предпринял военный поход на Азов, и завоевание этой турецкой крепости дало толчок к заселению юга Пензенского края, в основном Узинского стана. Там началась раздача земель мелкопоместным дворянам и служилому люду. С этого времени Пенза стала считаться тихой глубинкой, и сюда стали массово переселять казаков и солдат из-под Саранска, из Юловской, Саранской слобод, а также других поселений по Суре. Так в Засурье и Узинском стане Пензенского уезда сложился разнообразный конгломерат поселенцев, состоящий из татар, мордвы, чувашей, русских. В новых селениях татары сплошь записывались в конные казаки, и они имели значительные земельные наделы и были зажиточными людьми по сравнению с той же мордвой или чувашами.
В том же 1696 году усть-узинцы били челом, чтобы «припустить» на свои земли мордовского служилого мурзу Алексея Кижелдеева и с ним еще 9 человек. Е.И.Саляев пишет в своей книге «Освоение «Дикого поля», делая ссылку на известного краеведа А.А. Гераклитова: «Первая группа служилой мордвы - мурза Алексей Лукьянович Кижилдеев с девятью товарищами - прибыла в 1697 году по просьбе полковых татар деревни Усть-Узы, которые просили поселить рядом с ними кого-нибудь на подмогу «ради малолюдства от приходу воинских людей».
В 1697 году по указу царя были направлены на «вечное житье» в Азов значительная часть пензенского населения. Были туда переведены люди и из некоторых селений Узинского стана. Но по сохранившимся документам известно, когда на юг переселили татар деревни Усть-Узы, то они тут же перешли на сторону крымского хана, исходя, наверняка, из религиозных побуждений. Более того, как было отмечено М.С.Полубояровым, некоторое количество пензенских татар (прибывших в Узу в 1683 году во главе с Альмашем Елаевым и Байбашкой Байбулатовым) уже находились в Азове, куда сбежали в 1690 году.
В 1700 году из Алатырского уезда прибыли еще 19 человек с семьями, и татары Усть-Узы снова добровольно уступили служилой мордве часть земель. В результате в 1697 и 1700 годах мордва-эрзя построила там, у слияния речек Кула и Чертанлейка, свою деревню Уза (затем Усть-Уза-Мурза, ныне Усть-Мурза).
Данный пример показывает, что этнический фактор во взаимоотношениях не играл существенной роли. Татары и мордва общими усилиями обороняли свои земли от набегов кочевников. По всей видимости, первая группа мордвы прибыла из деревни Сабаново Саранского уезда, потому что позднее, в 1718 году, мордовский мурза Ломака Лукьянов, сын князя Мокшебеева, живший в деревне Усть-Мурза, продал свой отдаленный надел, а также надел умершего племянника Степана Надеждина в деревне Сабанова и выручил почти за 50 десятин пашни «с лесы и сенными покосы и с дворовыми усадьбы» 49 рублей 50 копеек.
Когда в 1717 году сюда совершили набег кубанские татары, они выжгли все дворы узинских татар и другого населения, а 250 человек из Усть-Узы угнали в плен или убили. Отмечается, что всего по Узинскому стану Пензенского уезда было взято в плен 1359 душ мужского пола, 847 - женского, убито мужчин — 99, женщин - 25. От тяжелого труда и беззащитности многие мирные поселенцы убегали на старые места жительства и за Волгу. Между 1709 и 1718 гг. из Узинского стана бежало 915 мужчин и 442 женщины.
Надо сказать, что одной из причин успешного набега кубанцев было то, что у врага имелось достаточное количество проводников, которые знали дороги к селам и деревням и хорошо ориентировались в местности. Особенно много проводников было из татар, в том числе и те, кто сбежал в Крым и Азов из усть-узинцев. Попав в родные края, первым делом они сожгли 22 двора служилых татар, поселивших в их прежних жилищах, а остальных угнали в плен. В это же время на сторону кубанцев встала часть других местных татар, которые участвовали в грабежах и разбоях, после чего они добровольно ушли на юг. Но большинство татар в округе все же остались верными российскому царю, часть их была перебита, часть угнана в плен, остальные спаслись бегством.
В этих лесных краях жили ясачные крестьяне-инородцы - мордва и чуваши, а также служилые татары. Русских было мало. Крепостных крестьян среди иноверцев практически не было, крепостными были в основном русские. Крестившиеся мордва и чуваши получали свободу. Незначительная часть татар также приняла крещение, но основное татарское население было служилым, направленным в эти края царской властью для охраны рубежей государства. Мордву же до 1722 года в солдаты не брали, и мордовское население платило особый денежный налог. Здесь мест было много и происходило заселение даже беглыми людьми.
Татары, как уже отмечалось выше, указом Петра от 31 января 1718 года были приписаны к Адмиралтейству, и по весне начинали сплавлять по Суре заготовленную зимой древесину. Это были государственные «приписные» крестьяне, лесорубы и назывались они немецким словом «лашманы». На выходцев из Пензенских, Симбирских и Нижегородских краев приходились 80 % лашманов. Пензенские татары, вовлеченные на эти тяжелые работы, часто гибли под бревнами, умирали от болезней и холода. В лесозаготовители отправляли мужчин от 15 до 60 лет. За крещеных односельчан эту повинность выполняли некрещеные крестьяне. Когда же в 1740 — 1750 гг. почти все черемисы, чуваши, мордва, удмурты приняли христианство, то все тяготы полностью достались татарскому населению.
Одновременно, в 1723 году из местных татар состоялся первый набор в переводчики и толмачи «для посылки в Гилян» (т.е. в Персию). В 1724 году был большой набор татар «в новозавоеванные места», «в Персидскую провинцию, в Куру и Баку», где почти все они «от всекрайнейших трудностей» померли. Около четырех лет, с 1736 по 1739 гг. узинские и засурские татары воевали «против воровских набегающих башкир». По возвращении из башкирского похода они были отправлены в Воронеж и на Дон нести пограничную службу.
Перед правительством стояла серьезная задача освоить обширный край, заселить его по возможности русскими служилыми людьми. Вскоре началось новое заселение Засурского и Узинского станов.
После Кубанского погрома 1717 года и предательства ряда татарских селений, в число которых входила и Усть-Уза, власть начала ускоренными темпами крестить язычников. Активно усердствовали в этом церкви и монастыри. Новокрещенам давали русские имена и фамилии, так как их крестными отцами являлись русские православные люди. Крестившимся адептам предоставлялись большие льготы: освобождали на три года от подушной подати и рекрутской повинности. Вместо крестившего в рекруты новобранца забирали тех иноверцев, кто отказался от крещения. Кроме того, новокрещенам выдавалась бесплатно одежда и даже деньги. Местная мордва «крестилась» особенно усердно - по три-четыре раза на дню в разных церквях и всюду получала вознаграждение. Но многие иноверцы, особенно из татар, упорствовали и не желали исповедовать другую, чуждую им веру. У таких отказников отбирались вотчины и поместья в пользу монастырей и православных помещиков. Тогда значительная часть знати - князей и мурз - чтобы сохранить свои владения, стали креститься. Но эта политика властей вызвала массовое недовольство инородцев и в дальнейшем привела к целой череде восстаний и бунтов. Часть коренного населения татар не стала принимать православие и покинула пензенскую землю. Это еще более обезлюдило юг Пензенского края. Эти глухие места притягивали беглых крестьян и преступников, преимущественно русского населения, которые здесь массово оседали.
Русское правительство поначалу защищало интересы служилых татар, чтобы заручиться их поддержкой в борьбе против ногайцев. Например, крещеные татарские князья Кугушевы, Тенишевы, Еникеевы получили за Керенским валом на «Диком Поле» большие наделы земли и они стали богатейшими дворянами. В начале XVIII века татарские селения распространялись на территории Кузнецкого, Сосновоборского, Неверкинского и Лопатинского районов. Выбор же служилых татар в устье р. Узы был обусловлен необходимостью обеспечения безопасности перекрестка двух дорог: Узинской (Мокшазаровской) на Самарскую Луку и Пензенско-Саратовской. Мордовское население старалось селиться крупными селами, однако один двор от другого находился на достаточно далеком расстоянии.
В 1747 году Усть-Уза относилась к Узинскому стану Пензенского уезда, проживало в деревне 546 ревизских душ татар (всего с детьми -1092), приписанных к Адмиралтейству. Эти татары стали называться в документах - в частности в 3 ревизии 1764 года - «приписные татары». К этому времени вместе с семьями они составляли почти половину всего татарского населения Усть-Узы - 634 мужского и 669 женского населения. Мордовское население числом 168 мужчин и 164 женщин, проживающих в деревне, были крещены (вероятно, насильственно), но крещеных татар в Усть-Узе не было.
С 1780 входило в состав Петровского уезда Саратовской губернии, а правобережье реки Узы - Кузнецкого уезда Саратовской губернии. Помещики селили крестьян вверх по течению Узы, где выше плодородие земель. В Усть-Узе тогда числилось 212 дворов. В 4-ю ревизию 1782 года в Усть-Узе было записано 785 ревизских душ. В 1795 году - 300 дворов, 862 ревизских души (всего с новорожденными - 1724).

БРАК И СЕМЬЯ


Основной формой заключения брака в Усть-Узе был брак по сватовству. На выбор супругов решающее влияние оказывали экономические или иные соображения и воля родителей. Кроме того, важной составляющей брачных норм и традиций усть-узинских татар было многоженство. Многие имели по две жены. Например, у 60-летнего Ишалея Ишмаметова было три жены: Ханифя Бахтеева (60 лет, взята замуж из Усть-Узы), Чулпан Мавлетова (50 лет) и Сафия Мевлетова (19 лет. Обе из Верхней Елюзани).
Характеризуя в целом полигинию, следует обращать внимание на два основных аспекта - этический и имущественный. Согласно первому, многоженство являлось признаком религиозности и нравственности, поскольку обычно вторую жену выбирали из бедной семьи. Содержать нескольких жён имели возможность только очень состоятельные мусульмане.
Все это говорит о том, что уже в конце XVIII века Усть-Уза была преуспевающей деревней, и материальная обеспеченность многих мужчин, как было уже подчеркнуто, позволяла иметь две, а иногда и три жены. Хотя нормативные документы в России по семейному праву запрещали многоженство, однако запрет не распространялся на мусульман - их семейную жизнь и брачные отношения разрешалось регулировать и контролировать по законам шариата. Встречаются среди усть-узинцев случаи женитьбы на старшей сестре своей жены (балдыз).
Практика детских браков была весьма сильно распространена среди сельчан. Дети в возрасте 4-6 лет и даже раньше вступали в брак по воле родителей, по родительскому сговору. В исламе не существует минимального возраста для осуществления брачного соглашения. Таким образом, брак ребенка считался совершенно халяльным и узаконенным. Но настоящий брак должен был осуществиться лишь тогда, когда они становились взрослыми. Но по ревизиям, проведенным в Усть-Узе в середине и конце XVIII века, мы видим, что совместную жизнь эти пары начинали не раньше достижения невестой 18-летнего возраста.
Традиционно татарские семьи были довольно многочисленными. Почти половину составляли семьи из шести и более членов. У татар Усть-Узы, как и у многих других народов, главой семьи являлся муж. Кроме того, власть мужа усиливалась благодаря мусульманским традициям и местным обычаям, и фактически он становился хозяином всей семьи.

Вернуться в История сёл и деревень Пензенского края



Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1