Куриловка и Божья Гора

Модераторы: expedA, expedT

Участник
Сообщений: 27
Зарегистрирован: 27 ноя 2015, 20:26
Имя: Суханов Илья

Куриловка и Божья Гора

Сообщение Суханов илья » 02 дек 2017, 15:32

Летом 2016 года, проезжая по автодороге Пенза-Шемышейка в районе Божьей Горы, я стал свидетелем интересного события: на остановочном павильоне неизвестные ломают большие металлические буквы: «КУРИЛОВКА». На моих глазах исчезало последнее упоминание о небольшом, практически в одну улицу, юридически прекратившем свое существование еще в 1973 году, населенном пункте, в который в канун моего рождения переехали из Пензы мои родители, где я родился вырос и всю жизнь очень интересовался историей этой местности. Но, к сожалению, все доступные данные о этой деревушке крайне противоречивы. Никто точно не знает, когда она основана, у каждого краеведа своя версия о ее названии. И что основана каким-то помещиком, а проживали там почему-то пахотные солдаты. (Поэтому буду очень рад услышать что то новое и значимое от краеведов и прошу их простить меня если я что-то приукрашу чрезмерно, отступая от канонов исторической науки)

Не имея на руках каких-либо значимых документов, я не претендую на полную достоверность нижеперечисленного, все это взято из рассказов старожилов Куриловки. По рассказам моего покойного отца, в конце 60-х в Засечную школу, где он работал учителем, приезжал Виктор Иванович Заикин, автор повести «По тропе Батыевой», и ему организовали вместе в учениками старших классов экскурсию по местам, описанным в повести. Поднявшись на вершину Божьей Горы, Виктор Иванович начал было рассказ о том, что при крепости Пенза здесь был сторожевой пост, который очень отчетливо был виден из города, и при угрозе нападения тут разжигали костры и дымом или огнем предупреждали гарнизон крепости о надвигающейся опасности. Экскурсантов, особенно уроженцев Куриловки, чрезвычайно взволновал этот рассказ и они с жаром начали его дополнять. Показали остатки землянок, в одной из которых находились сторожа, в другой хранились запасы смолы, мха и других горючих материалов (эти землянки на вершине северного склона были хорошо заметны до строительства дачного массива), потайную дорогу из Лемзяйки, где находился передовой пост сторожей, которые следили за Узинским станом, в то время была хорошо видна тропинка, по которой Куриловские сторожа ходили на службу. Виктор Иванович, также взволнованный таким живым участием собеседников, через некоторое время приехал в школу с только что изданной повестью и презентовал по экземпляру каждому участнику этого интересного похода. В последующей беседе он зачитал выписку из какого-то архивного документа, в котором Пензенский воевода приказывал служивым Осину, Мишунину, Спирину, Балакину, Мишину, Бычихину (а это фамилии коренных жителей Куриловки, до настоящего время существующие) переезжать с семьями на ПМЖ, им выделялись участки под строительство , пахотные земли и сенокосы. Сторожам по двое надлежало нести круглосуточную службу и в случаи тревоги «Курить великие дымы» (по всей видимости, отсюда и пошло название «Куриловка»).

Изначально поселение располагалось на окраине леса Камыш в овраге, разделяющем Божью гору и Ольшанскую, на берегу очень заболоченного ручья, вытекающего из родника на перешейке между двумя холмами. Этот ручей и болото прикрывали деревушку от Ногайской дороги, что давало местным жителям хоть небольшой, но шанс на спасение. Дома располагались в шахматном порядке, от пожара, в дальнейшем при расширении деревни старались строить так же. По рассказам старожилов, первоначально поселение называлось Люзань (или Елюзань, что указывает на болотистую местность), это название и сегодня фигурирует в местном названии улицы. Опять же по этим рассказам, само название «Куриловка» возникло во время большого Ногайского погрома, когда дымы курились почти все лето. Жители деревушки свезли на гору все запасы сухого мха, что и стало одной из причин, что нападавшие не смогли захватить крепость Пензу, в то время уже изрядно обветшавшую. За эти заслуги служивым были пожалованы дополнительные сенокосы в пойме Суры. Окончательно закрепилось это название после прохода через Пензу Пугачева, в время которого Божья Гора опять сильно курилась. За данные заслуги при ликвидации службы засечных сторожей в разряд пахотных солдат были переведены не только непосредственно числившиеся на данной службе, но и их старшие сыновья. Это, по всей видимости, объясняет тот факт, что по переписи 1806 года в Куриловке числилось 26 семей пахотных солдат.

В исторических публикациях иногда встречается версия о происхождении названия от фамилии помещика Курилов. Я позволю себе с этим не согласиться. По рассказам старожилов помещика в Куриловке никогда не было и бывшими крепостными они себя категорически не считают. Помещичья деревня находилась на берегу сурской протоки за болотом, разделяющим Куриловку и Засечное, и с этим помещиком у Куриловских жителей были постоянные тяжбы из за сенокосов и пастбищ.

После ликвидации службы засечных сторожей местные жители, получившие во владение очень богатые сенокосы, в большинстве своем стали заниматься молочным скотоводством. У каждого дома был колодец с очень холодной водой, воду из-за сильной жесткости из них в хозяйстве не использовали. Для этого воду брали из родников в Камышах, а после того, как Сура подошла к левому берегу, то из реки. В колодцах же хранили свежее молоко и охлаждали сквашенное, так называемое «Кислое» молоко или ряженку, которое и везли в Пензу на продажу. Для господ молоко готовили в глиняных крынках, в каждую поверх клали ароматную поджаренную пенку, которая не только считалась деликатесом, но и косвенно указывало на качество молока и здоровье коровы от которой, это молоко получено. Если корова больна, особенно заразными болезнями, в ее молоке резко падает содержание белка и жира и молочная пенка получается заметно тоньше, а чем жирнее и гуще молоко, значит и пенка толще и аппетитнее. Поэтому местным детям категорически запрещалось прикасаться к молочной пенке, которую они, за неимением других сладостей, очень любили и получали лишь по большим праздникам и по окончанию сенокоса. Конечно, всегда случалось, что кто-то не мог удержаться, за что их нещадно пороли, ведь без пенки молоко не продавалось (реклама - двигатель торговли). Молоко продавали на базаре, чаще на Пешей, а наиболее важным покупателям развозили по домам.
У восточного обрывы Божьей Горы очень долго находился летний лагерь Пензенского гарнизона, в который нанимались на работу Куриловские мужчины, а зимой сторожили постройки. Поэтому пензенские офицеры предпочитали брать на охоту хорошо знакомых куриловских мужиков в помощники. При особо удачных охотах обильно потчевали их за своим столом, о чем очень любили куриловские вспоминать. Во время вышеупомянутой экскурсии один из рябят по фамилии Бычков очень расстроился, что его фамилию не упомянули в списке основателей деревни, хотя он и считался коренным. Оказалось, что во время одной охоты загонщикам выставили целый бочонок вина, из которого они черпали своими кружками, а у одного кружки не оказалось. Так он приложился прямо к бочонку и отпил из него изрядно, на что распорядитель охоты заметил, «Какой же ты брат, Бычок». Так и прилипла намертво кличка, потом перешедшая в фамилию. Кстати, из-за того, что фамилий в деревне было всего шесть, а она постепенно разрасталась, в конце концов остановившись на крутом берегу Суры (поэтому эту улицу местные называют «Конец» дальше мол уже не построишь), все общались между собой по уличному. Чаще семью называли по имени более заметного представителя, например Васины. Другой любил ходить по девкам в Камайку и жену оттуда привел, так и стал Камайский. Нас звали Гусаровы, потому что купили дом у Гусара, который действительно служил до революции в голубых гусарах, даже форму сохранил до самой смерти.
Другим источником дохода была продажа сена. Причем с этим промыслом связана еще одна местная байка. Сено продавали в Пензе все крестьяне, жившие в пойме Суры. Везли его в Пензу по Ногайской дороге и, хочешь - не хочешь, нужно проезжать через Терновку с Пушкарями, где их нещадно грабили, за что у Терновских было прозвище «Сенотрясы». А куриловских не трогали. Когда обиженные начали причитать, что, мол, вон, куриловский проехал мимо с базара, он сена больше продал, а вы его упускаете, ему грабители отвечали, что этих мы не трогаем, они наши, слободские. И на масленичные стенки Куриловские всегда становились на сторону или Пушкарских, или Пеших. Их даже приглашали, обещая обильное угощение, так как парни были очень крепкие и стойкие. Куриловские, говорили про них, никогда не побегут.

Еще два интересных промысла практиковались еще на моей памяти. В начале марта начинали заготавливать сурский лед и возили его в Пензу. Набивали им погреба, холодильники были еще роскошью. Куриловский лед считался лучшим из за чистоты, и кубы были большие. Для этого на Суре расчищали от снега огромные площадки, пробивали ломами лунки и затем пилили лед пилами на довольно большие кубы, которые баграми вытаскивали из воды и грузили на сани. На берегу собирались все остальные жители, это было своего рода развлечение, да и не каждый мог принимать непосредственное участие, лед приходилось покупать. В обед перекусывали тут же у полыньи. Наступало наиболее сильное оживление, лед можно было купить за обильное угощение выпивкой. Кто лучше угощал, тому и кубик больше отправляли. Все друг над другом шутили и потом долго вспоминали, как кто-то упал в воду, а кому-то лед привезли с вмороженной лягушкой.

Не менее значимым и запоминающимся событием был ледоход и весенний паводок. Наблюдать за этим зрелищем выходили на берег буквально все жители. Сура с сильным грохотом взламывала лед, буквально на глазах ее уровень поднимался на несколько метров, она заливала весь правый берег вплоть до Ахун, из воды выглядывали лишь верхушки деревьев. Вдоль левого берега нескончаемым потоком плыли огромные льдины, с треском сталкиваясь друг с другом. Вдруг течение резко останавливалось и вода начинала стремительно прибывать: на Засечном броде затор. И чем ни морознее была зима, тем сильнее этот затор, вода накапливалась, поднимаясь к краю пятиметрового берега. Бегли звонить в Пензу. Оттуда приезжала амфибия, на заторе раскладывали взрывчатку и взрывали лед. Вода в ревом устремлялась в прорыв, а восторгу детворы не было предела. Наиболее отчаянные мужчины в это время занимались заготовкой плавника. Говорили, что дрова из плавника наиболее жаркие. Увидев плывущее дерево, двое садились в лодку, баграми зацепали его и тащили на мелководье. Иногда вытаскивали на берег бани и сараи, а если повезет, в сарае находили кур и яйца. Потом долго хвалились трофеем, вкусной лапшой из него. Плавник затем сушился все лето, осенью пилили и кололи дрова, а затем везли или себе, или в Пензу на продажу. В удачные года на берег стаскивали огромные кучи плавника.

В конце 19 и начале 20 века у пензенских господ на Божьей горе стало модным иметь дачи. Первые дачи возникли у подножья северного склона. В основном там имели дачи семьи начальствующих офицеров Пензенского гарнизона, который летом почти всем составов переезжал на жительство в летний лагерь. Сам летний лагерь находился на восточном склоне в так называемом лесе, в Чугурах. Под наиболее крутым обрывом находилось стрельбище и тир для стендовой стрельбы. А дальше в лесу здание кухни, штаба и каптерки. Солдаты и не имеющие дач офицеры жили в палатках. Для их обустройства у местных жителей закупалось излишки сена, которое расстилалось на земле и на него ставили палатку. И потеплее, и помягче, и насекомых от душистого сена поменьше. Зимой в Куриловке нанимались сторожа караулить казенное имущество. Эта практика продолжалась вплоть до начала строительства Сурского гидроузла. Летний лагерь и господские дачи давали ощутимую прибавку к доходу. Туда продавали и молоко, и яйца, и излишки с огорода, и нанимались в прислуги и в сторожа.

Позже более дорогие дачи возникли на Южном склоне горы, где в настоящее время загородный Клуб Волков, а до этого была турбаза «Солнышко», а еще до этого Лагерь труда и отдыха «Романтик», который под разными наименованиями был там еще до войны и начинался в тех самых господских дачах.

Ну а уж если уж пошла речь о Куриловке, то нельзя не упомянуть о самой Божьей Горе. По-моему, эти понятия неразрывны связаны. Этот огромный холм стоит естественной преградой на Старой Ногайской дороге. Время всегда дорого, а в те времена оно было равноценно жизни. Чем не раньше крепость узнавала о приближении врага, тем лучше ее защитники могли приготовиться к ее обороне. Да и нападавшие тащили на себе все свое, а тут практически отвесная стена огромной подковой опоясывающая Пензу. А из-за того, что огромное войско нужно чем то кормить, оно не шло по одной дороге, а перед нападением концентрировалось в каком то удобном месте, обычно у брода. В нашем случае это Узинский стан (в Куриловке старики не называли Усть-Уза, а Узинский стан). Он хорошо просматривался с окрестных холмов Лемзяйскими сторожами и при большом движении в сторону Пензы они в первую очередь сообщали об этом Куриловским сторожам, которые зажигали сигнальные огни и дымы и скакали в крепость.
Божья Гора очень хорошо видна из Пензы, а уж самая лучшая панорама Пензы в солнечный день - это уж с Божьей Горы. Пока там не было дач, в выходные приезжали большие компании, поднимались по крутому склону на вершину и любовались Пензенским холмом. Затем там устроили подъемник для любителей лыжного спуска, народу прибавилось и зимой. Правда, уж зимний вид Пензы был менее привлекательным, чем летний. Всю прелесть портила густая шапка черного дыма от ТЭЦ и промышленных предприятий, да и дома еще многие топились дровами или углем. И все время задавался один и тот же вопрос: а почему Гора Божья? Кто-то объяснял это наличием на горе Часовни, которая сгинула в оползне перед Первой мировой, что посчитали дурным знаком. Но ведь часовню построили в середине 19 века, а Божья гора упоминается при основании города. Интересную версию рассказывали жители мордовских сел, которых переселили из зоны затопления Сурского водохранилища в Засечное. До крещения мордва были язычниками и поклонялись в том числе и Солнцу. Накануне дня летнего солнцестояния на горе собирались седые старики в белых одеждах и стоя встречали восход Солнца. Кто видел восход на Божьей Горе, тот наверное поймет, почему собирались именно там. К тому же восточный склон всегда был свободен от леса и не мешал любоваться красотой восходящего солнца. Так продолжалось и после крещения мордвы в 18 веке. Чтобы отвадить их от пагубных привычек, и была построена на Божьей горе часовня. Да злые языки поговаривали, что до Революции повадились в нее распутные Пензенские купчихи толи грехи замаливать, толи еще по каким надобностям. В тот день, накануне ночи, когда случился страшный ливень и оползень, приехала в часовню какая-то барыня и очень долго там находилась, а потом и сгинула вместе с Часовней.

В семьдесят седьмом году, из-за аварийного сброса Сурского гидроузла, в Суре был очень сильный подъем воды, ледохода почти не было, а вот течение было какое-то особенно сильное. Мы наблюдали паводок в районе Божьей Горы. Мимо нас проплыла группа байдарочников, через некоторое время пришел наш товарищ и сообщил, что эти туристы попали под провода ЛЭП и кто-то утонул. Мы решили подняться на гору и посмотреть оттуда, надеясь увидеть подробности происшедшего. Было довольно далеко, мы ничего не увидели, но когда подошли к обрыву над рекой, гора нас страшно напугала: она чувствительно дрожала от огромного напора воды. День был серый, очень пасмурный, впечатление все это на нас произвело неизгладимое. И как после этого не поверишь, что гора Божья!

Куриловских жителей можно было безошибочно определить по их своеобразному выговору. Сейчас это уже практически не заметно, а еще в семидесятые наши гости из Пензы потешались: Цай в цугунке сварила. Недавно, проезжая через Шацк, на придорожном рынке я услышал до боли знакомое: «Рябята, пайдемте, цай горяций, сладкий».

И есть у многих местных жителей одна, отнюдь не деревенская забава: голуби. Голубей тут держат испокон века, как в городе. Строят отдельные голубятни, каждое воскресенье выпускают их на волю, свистят на крышах седые мужики и подгоняют своих красавцев длинными шестами с тряпками на конце. Затем собираются и обсуждают достоинства и недостатки каждой птицы, полет и грацию, ищут пропажу (если голубь увел чужую голубку), сорятся до драк, доказывая, что их голуби самые лучшие. Каждое воскресенье чуть свет они в Пензе на птичьем рынке, и у каждого свой любимый за пазухой. А когда приходит пора проводить такого любителя в последний путь, его товарищи выпускают над похоронной процессией всех голубей.

Я еще раз прошу прощение за вольность в истории и очень надеюсь на пополнение моей информации.

Модератор
Аватар пользователя
Сообщений: 869
Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 18:36
Откуда: Пенза
Имя: Андрей Нугаев

Re: Куриловка и Божья Гора

Сообщение expedA » 02 дек 2017, 19:48

Вот это материал. 8-) Под стать работам "Петровича" :)

Участник
Аватар пользователя
Сообщений: 84
Зарегистрирован: 21 дек 2014, 01:25
Имя:

Re: Куриловка и Божья Гора

Сообщение Дмитрий Степанников » 03 дек 2017, 02:08

Ещё бы карту, да все используемые названия местности указать, с дачами и стрельбищами.

Участник
Сообщений: 27
Зарегистрирован: 27 ноя 2015, 20:26
Имя: Суханов Илья

Re: Куриловка и Божья Гора

Сообщение Суханов илья » 03 дек 2017, 07:38

С картой чуть попозже, там так понастроили, на Спутнике вообще ничего непонятно. Ходил специально посмотреть, богу дивился. Обрыв отвесный глиняный, хороший дождливый год и вполне возможен оползень. А на нем дачи, как ласточкины гнезда. Китай отдыхает.

Вернуться в История сёл и деревень Пензенского края



Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1