О Тарханах

Информация об официальных и неофициальных музеях, в том числе школьных, сельских, личных и других, организованных на общественных началах.

Модераторы: expedA, expedT

Участник
Аватар пользователя
Сообщений: 21
Зарегистрирован: 27 ноя 2019, 19:16
Имя: Игорь

Re: О Тарханах

Сообщение Игорь Павлович » 28 янв 2020, 09:23

Зимушка-зима! Где же ты! Мороз, снег, солнце, иней. Тарханы.
Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Модератор
Аватар пользователя
Сообщений: 1973
Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 18:36
Откуда: Пенза
Имя: Андрей Нугаев

Re: О Тарханах

Сообщение expedA » 23 фев 2020, 20:22

Старая фотография из коллекции Дениса Коробкова "Алтарь в церкви Марии Египетской" на его страничке https://vk.com/public190757438 стала поводом представить несколько фотографий из своего архива об этом объекте музея-усадьбы "Тарханы".

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Модератор
Аватар пользователя
Сообщений: 1973
Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 18:36
Откуда: Пенза
Имя: Андрей Нугаев

Re: О Тарханах

Сообщение expedA » 05 июл 2020, 14:33

Районная газета "Сельская новь" г.Белинский Пензенской области от 3 июля 2020 года
Изображение

Пётр Фролов: «Родился я в Чембаре, а жизнь отдал Тарханам…»

Главная профессия – литератор
– Что за интерес к моей личности? – услышала я в трубке телефона знакомый голос Петра Андреевича.
«Русский писатель, педагог и литературовед, краевед...» – перечисляет его «ипостаси» Википедия. Для нас он ещё и земляк! Это именно ему доверили написать первую книгу о городе Белинском. Он был в то время уже довольно-таки известным автором многих литературных статей.
– У меня семь братьев и одна сестра, и только я родился в Чембаре, – говорит Пётр Андреевич и продолжает: – А жизнь отдал Тарханам.
90 лет прожил Фролов, как он сам говорит, в деревенских условиях, и трудно себе представить, что в его маленьком домике однажды пять часов кряду просидел за душевной беседой нобелевский лауреат Акира Судзуки из Японии – таков масштаб личности этого человека.
Всякий раз, когда бываю на празднике поэзии в Тарханах, прохожу мимо дома Петра Андреевича. Иногда удаётся встретиться с ним, и на душе становится приятно, как будто не зря побывала на лермонтовской земле. В этом году и День поэзии у нас – онлайн из-за заморской заразы. Задаю вопросы писателю по телефону. «Ты только не части! (с ударением на последнем слоге – Т.С.), – предупреждает он, – говори чётко и меньше слов!»
Как бы ещё научиться у Фролова этой краткости, которая, как известно, сестра таланта! Петра Андреевича вообще лучше слушать, не задавая вопросов, когда он говорит о том, что волнует его именно сейчас. А волновать его может всё:
– Интересно услышать о Лермонтове, а также о том, где пашут, что сеют. У меня нет равнодушия. Я уже не вижу ни одной буквы, ослеп. Много лет пользуюсь слуховым аппаратом. Живу один. Четыре дня в неделю ко мне приезжает брат Анатолий, часто заходят мои ученики. Читают новинки, рассказывают, так что я не отстаю.
– А что вас укрепляет?
– У меня зарядка – мои статьи о Лермонтове. Надо заниматься развитием своей личности так, как делал это поэт. Мы должны держаться за тех, кто создал нашу культуру, кто укреплял нашу нравственность.
В одном из небольших рассказов, который называется «День рождения», Пётр Андреевич описал свой личный праздник. В этот день он обычно отправлялся на прогулку по окрестностям села с одним желанием – побыть наедине с любимыми местами: «Однажды восход встретил уже в четырёх километрах от села. Я не стал дожидаться, как высохнет роса, свернул в ячменное поле: за ним, из-за соседнего Щепотьева, всходило алое светило». Пройдя двадцати-тридцатикилометровый круг, на закате возвращался домой… «Если моросил продолжительный дождь, я с не меньшим удовольствием бродил в резиновых сапогах и плаще с капюшоном. Правда, уходил не столь далеко. А потом уединялся в пустом сарае, где на сухом сене валялся до конца дня, спал, а, проснувшись, читал любимые книги о животных и птицах». Автор этих строк заключает свой рассказ бунинским стихотворением, в котором есть и ответ на вопрос Господа «сыну блудному»: «Был ли счастлив ты в жизни земной?»
– Главная моя профессия: литератор, историк, в смысле открытия и поиска новых сведений о великом поэте, – отвечает на мой краткий вопрос лермонтовед. – Пришёл к Лермонтову в 1977 году, на сорок восьмом году жизни. И так вышло, что до сих пор занимаюсь им.
Само название одной из наиболее известных книг Фролова «Лермонтовские Тарханы» говорит о неразрывно и навечно слившихся имени поэта и его родины. «…его (Лермонтова – Т.С.) укрепляла в трудной судьбе мысль, что где-то есть родной дом, милые Тарханы, которые ждут его и готовы всегда с радостью принять дорогого сына в свои объятья».
Свидетель открытия музея-заповедника
В разные годы Пётр Андреевич был то учёным секретарём, то заведующим сектором массовой работы, то старшим научным сотрудником музея-заповедника. В 2011 году ушёл на пенсию. Свои изыскания, наработки он излагал в книгах, к которым относился с большой требовательностью. Сценарий его «Тарханской свадьбы» не раз разыгрывался не только на сцене Лермонтовского Дома культуры, в соседних сёлах, но и даже в Москве, был снят фильм, а ученик Фролова – Виктор Малязёв опубликовал сценарий в книге «Осенние цветы». Уже много лет в музее-заповеднике каждую субботу по этому сценарию, теперь немного изменённому, разыгрывается свадьба. С «Тарханской свадьбой» у Петра Андреевича связаны воспоминания о его жене – Любови Александровне. Она часто выступала со сцены, пела вместе с музейными работниками. Тарханский фольклор писатель собирал исподволь, записывая песни и воспоминания за старожилами. Он тепло вспоминает в связи с этим Марию Кузнецову, Антонину Самохину и многих других односельчан.
К слову, ещё работая в школе, он делал театральные постановки. Особенно любил лермонтовского «Мцыри».
– Одно время Мцыри играл Саша Щербаков. Красавец! Жаль, безвременно ушёл из жизни. Помню, как прекрасно читал Виктор Малязёв. Инсценировали к Дню Победы военные песни, к примеру, «На безымянной высоте».
– А с какого времени вы помните музей?
– С 30 июня 1939 года, когда мальчишкой смотрел на центральной площади села на праздник, посвящённый его открытию. Шатры, карусели, конфеты… Настоящий был праздник! Помню отлично и первого директора Александра Ивановича Храмова. Он отличался ото всех. В вышитой рубашке, накинутом на плечи пальто. Очень серьёзный. Никогда не смеялся, никого не перебивал. Не курил. Очень спокоен, немногословен. Не очень он счастлив был в личной жизни. Все силы отдавал музеям Лермонтова и Белинского. В 1938 году его усилиями была закончена новая плотина, и разлилось, по нашим понятиям, море! Помню, как он прошёл плотиной, поглядел вокруг и негромко, оглядывая водную гладь пруда и всё небо, отразившееся в нём, сказал сам себе: «Океан!» Когда ему по возрасту уже трудно было ходить из Чембара 18 километров пешком, его сменил на посту Корнилов. Александр Иванович ходил на работу мимо нашего дома. В понедельник утром шёл с мешочком продуктов, которые нёс себе на неделю, а в субботу возвращался в Чембар. Как замечательно он говорил о нашей культуре! Чисто, откровенно. Его выступления можно было услышать на революционные праздники.
– Какая картинка возникает у Вас перед глазами, когда Вы вспоминаете музей того времени?
– В окошко смотришь – церковь, дом ключника, а напротив – кирпичное здание конюшни. Теплица.
С любовью к Лермонтову
Пётр Андреевич рассказывает, как постепенно музейный комплекс расстраивался. Мы параллельно говорим также о музейной работе и о книгах, им созданных. К примеру, о своей книге «А.И.Куприн и Пензенский край» Фролов пишет, что создавалась она легко, много нашлось необходимого фактического материала.
– Как-то лежало на поверхности, тем более что эпоха более близкая. А вот лермонтовская эпоха – далёкая.
И вот здесь разговор неизменно переходит на бабушку Лермонтова, Елизавету Арсеньевну.
– Может не нравиться, что я разрушаю ореол над ней. Но ведь она была живой, нормальный человек, и с пороками, и с хорошими качествами, как и все люди, а её внук был гениальным Лермонтовым. Ко времени замужества дочери и смерти её мужа она подобрала всё под себя.
Пётр Андреевич на память приводит цитаты из писем, как будто сам был свидетелем тех далёких событий, которые разыгрывались в тарханской усадьбе. Не раз он цитирует мне и стихотворение Лермонтова «Ужасная судьба отца и сына / Жить розно и в разлуке умереть». Об изысканиях на эту тему рассказывает одна из самых ярких книг лермонтоведа «Создание и крушение семьи Лермонтовых». Пётр Андреевич говорит о несчастной судьбе Лермонтова: о смерти матери, о вынужденной разлуке с отцом, который, конечно же, тоже страдал, и о том, как Елизавета Арсеньевна заботилась о своём внуке. Однако, по мнению Фролова, Юрий Петрович, несмотря на стеснённые обстоятельства, приберёг деньги сыну, а в своём прощальном письме к нему сказал и о том, что любил его бабушку как мать любимой им женщины. Фролов приводит по памяти документы, цитирует наизусть современников Лермонтова и горячо убеждает слушателя в том, что занимает его вот уже столько лет. Одна только цитата из письма юнкера, просмеявшего карету Арсеньевой, была явно заимствована из гоголевских «Мёртвых душ», где с иронией описывается повозка Коробочки. У наших читателей есть замечательная возможность прочитать книгу Фролова в бумажном варианте в библиотеке!
И это тоже о нём
К сожалению, телефонные разговоры, сколь бы ни были они долгими, заканчиваются на самом интересном месте. А вот о чём говорил Пётр Андреевич с другими интервьюерами. Обаятельнейшая женщина, жена Виктора Малязёва, Галина как-то беседовала с Петром Андреевичем. Он рассказал ей и о том далёком времени, когда ходил с братом в школу с одним портфелем на двоих и одноклассники называли их «братья-фролики», а ещё о том, как, уже став учителем, боялся зайти в класс и забывал все слова. А потом появлялось, как у актёра, вдохновение и удовольствие от работы.
Профессор Щеблыкин написал, что всегда радуется успехам Петра Андреевича как музейного работника и учёного: «К краеведению он подходит как литературовед, а к литературоведению непременно с учётом, причём очень тщательным, краеведческого материала».
«Такие люди, как Пётр Андреевич Фролов, – корень и духовная основа русской культуры, черпающие силу и знание в своих народных истоках», – сказала заведующая отделом поэзии журнала «Сура» Лидия Терёхина.
Дорогой Пётр Андреевич! Сколько лет Вы дружите с нашей редакцией! Мы помним, что Ваш рассказ «Осенние цветы» был впервые опубликован в «районке». В каждом разговоре с Вами столько мудрости и простоты, искренности и внимания к другому человеку, что поневоле начинаешь ощущать радость жизни так, как это делаете Вы. Спасибо за Ваш оптимизм и Вашего Лермонтова – живого, гениального и в то же время любимого всеми тарханцами великого земляка.

Татьяна Степанова.

Модератор
Аватар пользователя
Сообщений: 1973
Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 18:36
Откуда: Пенза
Имя: Андрей Нугаев

Re: О Тарханах

Сообщение expedA » 15 июл 2020, 10:17




Пред.

Вернуться в Музеи Пензенского края



Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1