древние раскопки пензенского края

Модераторы: expedA, expedT

Участник
Сообщений: 57
Зарегистрирован: 23 янв 2015, 13:49
Имя: Николай

древние раскопки пензенского края

Сообщение Nikola » 18 авг 2015, 10:28

Древние раскопки Пензенские студенты провели серию археологических раскопок.
Это весной раскопки были проведены в Нижнеломовском районе. А в июнеи июле молодые исследователи
работали на территории древнего мордовского могильника. Как сообщает пресс-служба областного
правительства, в экспедиции приняли участие более 100 студентов историко-филологического факультета
Пензенского государственного университета. Уже первые находки позволили сделать открытие:
здесь найдены погребения II века. На сегодняшний день это самый древний найденный мордовский могильник.
Дальнейшие исследования будут проводить специалисты узкого профиля в течение лета,
сообщают в региональном управлении культуры и архива.
Данный проект реализуют ведущие ученые Пензенской области, археологи, этнографы, лингвисты.
По итогам научных исследований будет подготовлен сборник материалов, который выйдет в свет к концу 2015 года.
Артем КРАСНОВ газета Земляки №8 от14.08.15 г.

P.S. попалась такая заметка,очень хотелось бы посмотреть отчет.Может у кого есть такая возможность?

Участник
Аватар пользователя
Сообщений: 772
Зарегистрирован: 07 дек 2014, 16:21
Имя:

Re: древние раскопки пензенского края

Сообщение Ежка Веле » 03 окт 2015, 12:43


Участник
Аватар пользователя
Сообщений: 772
Зарегистрирован: 07 дек 2014, 16:21
Имя:

Re: древние раскопки пензенского края

Сообщение Ежка Веле » 19 июл 2016, 16:02

.....
Последний раз редактировалось Ежка Веле 09 окт 2016, 13:25, всего редактировалось 1 раз.

Модератор
Аватар пользователя
Сообщений: 1914
Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 18:36
Откуда: Пенза
Имя: Андрей Нугаев

Re: древние раскопки пензенского края

Сообщение expedA » 19 июл 2016, 20:14

Эх, сейчас бы машину времени, и всё встало бы на место :)

Модератор
Аватар пользователя
Сообщений: 1914
Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 18:36
Откуда: Пенза
Имя: Андрей Нугаев

Re: древние раскопки пензенского края

Сообщение expedA » 11 авг 2020, 21:14

Добрый вечер! Сегодня хочется вспомнить Валерия Васильевича Гришакова - видного археолога нашего края. 14 августа будет год, как его с нами нет. Прожил он немного (1963 - 2019 г.г.), но оставил после себя большой объём исследований по древней мордве Пензенского края.
Изображение
Изображение
Изображение

В Нижнеломовском районе у деревни Ражки он принимал участие в экспедициях 2012 и 2015 годов, об этом можно почитать здесь: https://stolica-s.su/archives/18406
Вот одна его научная публикация по экспедиции 2012 года
ВЕСТНИК
НИИ ГУМАНИТАРНЫХ НАУК ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ
№ 3 (51)


ИССЛЕДОВАНИЯ РАЖКИНСКОГО (ДРЕВНЕМОРДОВСКОГО) МОГИЛЬНИКА III — IV вв. В ВЕРХНЕМ ПРИМОКШАНЬЕ В 2012 г.


Обладая энциклопедическими знаниями, В.А.Юрчёнков в своих работах по древней и средневековой истории мордовского края неизменно обращался к археологическим материалам. Понимая их значимость, исследователь популяризовал археологию как науку, которая в сознании большинства людей «связана с романтикой и тайнами»[1]. В 2014 г. В.А.Юрчёнков, обращаясь к участникам Юбилейной научной конференции, посвященной 50-летию научной сессии «Этногенез мордовского народа», обратил внимание на важность изучения археологических памятников древней мордвы для воссоздания этапов становления финно-угорской общности.
Одним из ключевых памятников, освещающих ранний период генезиса древне-мордовской культуры, является Ражкинский могильник в Нижнеломовском районе Пензенской области. Некрополь был открыт во время хозяйственных работ и обследован археологической экспедицией Пензенского краеведческого музея и Пензенского педагогического института в 1956 — 1957 гг. под руководством М.Р.Полесских [2], когда им было изучено 19 захоронений. В 2012 г. археологическая экспедиция Мордовского педагогического института и Пензенского государственного университета продолжила раскопки могильника, в результате был восстановлен могильник на склоне первой надпойменной террасы старицы Мокши, недалеко от впадения в нее р.Атмис, за западной околицей д.Ражки. Общая площадь раскопа 2012 г. составила 144,25 кв.м, где вскрыты 10 погребений (20 — 29), в том числе 2 женских (21, 28), 2 мужских (23, 24) и 6 неопределенных (20, 22, 25, 26, 27, 29).
Изображение

В ходе исследований было выявлено, что могилы располагаются двумя четкими рядами, вытянутыми по линии ЮЗ-СВ. В первый ряд входят погребения 27, 28, 22, 26, из которых погребение 28 является женским, остальные — неопределенные. Во второй — 20, 23, 21, 24, 25, 29, из которых захоронение 21 — женское, 23, 24 — мужские, остальные — неопределенные. Результаты раскопок 2012 г. расходятся с данными М.Р.Полесских, на основании которых делались выводы о групповом расположении погребений[3]. Вызывает сомнение и методика раскопок М.Р.Полесских, так как подавляющее большинство изученных им погребений залегали в слое чернозема на глубине от 0,45 до 0,95 м от уровня современной поверхности. В ходе исследований 2012 г. удалось проследить очертания и формы всех могильных ям, которые оказались глубже выявленных ранее. Все погребения располагались в могильных ямах, глубина которых от уровня материка составляет от 3 см (погребение 29) до 100 см (погребение 24).
Изученные захоронения индивидуальные. В тех случаях, когда были обнаружены останки костяков, они были совершены по обряду трупоположения. В погребении 21 умершая в возрасте 18—25 лет лежала вытянуто на спине лицом вверх, головой на СЗ (330°), кисти рук, согнутых в локтях, уложены на таз, в погребении 23 покойный в возрасте 20—25 лет был уложен также вытянуто на спине головой на ССЗ (326°), череп покоился на правом виске, а в неопределенном погребении 25 захороненный в возрасте 18—25 лет подобным образом, но головой на СВ (41°).
В трех погребениях обряд захоронения был иным: анатомический порядок костей был намеренно нарушен. В погребении 24 (возраст 35—40 лет) сохранились нижняя челюсть, фрагменты грудных и поясничных позвонков, левая плечевая кость, фаланги пальцев руки, правые бедренная, большеберцовая и фрагменты малоберцовой костей, левые бедренная, большеберцовая и фрагменты малоберцовой костей, правый и левый надколенники, кости правой и левой стоп. Анатомическое сочленение прослеживалось лишь между правыми бедренной и большеберцовой костями, а также костями правой стопы, остальные останки располагались хаотично. Возможно, умерший первоначально лежал головой на ССЗ (329°). В неопределенном погребении 27 от покойного возраста 14—17 лет сохранились зубы, фрагменты грудных позвонков, правая и левая плечевые кости, фрагмент левой подвздошной кости, фрагменты правой и левой бедренных костей, лежавшие хаотично в северо-северо-западной части ямы. Не исключено, что умерший первоначально лежал также головой на ССЗ (338°). От женского костяка (возраст 20—30 лет) из погребения 28 сохранились зубы, фрагменты черепной коробки, левая бедренная кость, правая и левая большеберцовые кости, левая малоберцовая кость, правая и левая таранные кости, кости левой стопы и частично правой стопы. Анатомическое сочленение прослеживается лишь между левой бедренной и большеберцовой костями, хотя и они смещены с in situ, а также между костями левой стопы. Остальные останки расположены хаотично и концентрируются в южной части ямы. Предположительно умершая первоначально лежала головой на ССЗ (347°).
Среди прочих особенностей погребального обряда отмечены следующие: в погребениях 20, 21, 23, 27, 28 обнаружены глиняные сосуды, поставленные в изголовье умерших, в засыпке двух погребений (24, 28) зафиксированы угольки, в погребении 21 умершая была завернута в луб. На дне погребения 22 расчищены около торцовых стенок следы поперечных канавок с древесным тленом шириной до 6 см, которые служили, скорее всего, для плах, на которых мог быть положен деревянный настил, следы от которого не сохранились. Алогичные канавки прослеживались в Усть-Узинском 2 (древнемордовском) могильнике в Верхнем Посурье [4].
В погребениях изучены следующие категории вещевого материала.
Украшения головного убора. Два захоронения (погребение 21 (2 экз.), погребение 28 (1 экз.)) содержали бронзовые височные привески с биконическим грузиком, обмотанным проволокой стержнем, и спиралью на верхнем конце (рис. 2,3; 4,14). Привески подобной разновидности были встречены как в раскопках М.Р.Полесских [5], так и в раскопках Ражкинского могильника, произведенных в 2015 г.[6]
Изображение

В погребении 21 расчищены остатки сложносоставного убора (рис. 3), который состоял из композиции двух пар двух рядов бронзовых обоймочек (рис. 2,2), обжимающих кожаные ремешки, которые разделены нашивными полусферическими бронзовыми тисненными бляшками (рис. 2,1, 10 экз.), которые образовывали подобие шапочки. В теменной части они образовывали шесть рядов бронзовых спиралек, к которым в нижней части примыкал шнур с продетыми бронзовыми пластинчатыми подвесками с канелюрами и полушарными выпуклинами, лежавшие лицевой стороной к дну могилы (рис. 2,5). Композицию завершала бронзовая бляха-накосник с радиальной прорезью и двумя зонами узких концентрических кругов в виде валиков и бороздок, лежавшая также лицевой стороной к дну могилы (рис. 1,6). Чрезвычайно близкий по конструкции головной убор зафиксирован в женском погребении второй половины II в. н. э. из Сендимиркинского могильника в Сурско-Свияжском междуречье [7]. Однако ражкинский вариант содержит пластинчатые подвески с двумя каннелюрами, височные привески с биконическим грузиком, бляху-накосник с двумя зонами концентрического орнамента, что, безусловно, свидетельствует о более позднем его месте в хронологии мордовских древностей и может быть датирован в рамках III в. н.э.
Два захоронения содержали ожерелья из бус. В погребении 21 наиболее многочисленны золоченые трехслойные бусы (рис. 2,4а—е, 41 экз.), единичны краснопастовая уплощенная на свернутой основе (рис. 2,4ж), голубая битрапециоидная (рис. 2,4и) и синяя из непрозрачной пасты (рис. 2,4к). В погребении 28 основу ожерелья составляли также золоченые бусы (рис. 4,15б—е, 21 экз.) и присутствовала одна 14-гранная из сердолика, тщательно проработанная (рис. 4,15а).
Изображение

Шейные гривны обнаружены в погребении 21. Все они однотипны и представлены бронзовыми круглодротовыми экземплярами с прямообрубленными концами (рис. 1,10, 3 экз.). Подобная разновидность является широко распространенной в комплексах III в. древнемордовских и рязано-окских могильников.
Единственным экземпляром представлена бронзовая пластинчатая нагрудная бляха с радиальной прорезью, корпус которой украшен двумя зонами циркульного орнамента, игла-обойма декорирована прочерченным орнаментом, образующим ромбы и заштрихованные треугольники, конец иглы имеет подвижное овальное колечко (рис. 1,9). В исследовании, посвященном пластинчатым бляхам Ражкинского могильника, она датируется второй половиной III в. н.э.[8]
Браслеты представлены тремя типами из погребения 21. Первый из дрота прямоугольного сечения с заходящими в полтора оборота расплющенными ланцетовидными концами и орнаментом в виде многорядной елочки (рис. 1,11, 1 экз.). Такие браслеты наиболее показательны для первой группы мордовских древностей Верхнего Посурья и Примокшанья, которая датируется в рамках конца II — первой половины III вв.[9] Близкие, но в два оборота, происходят из комплекса 95г Кошибеевского [10] и погребения 78 Стексовского II [11] могильников. Второй тип из четырехгранного дрота с прямоугольными выступами на концах и в средней части (рис. 1,13, 1 экз.). Аналогичный обнаружен в коллективном погребении 5-6-6а (костяк 6) Ражкинского могильника из раскопок М.Р.Полесских, но выступы последнего были орнаментированы поперечными насечками [12]. Браслеты этой разновидности известны из погребения 4г Кошибеевского могильника [13] и входят в состав Мощинского клада [14]. Третий экземпляр круглодротовый с прямообрубленными концами (рис. 1,12, 1 экз.). Подобные браслеты в поволжско-финских памятниках В.Н.Шитов считает наиболее характерными для IV в.[15]
Нарукавная повязка найдена в погребении 21 и состояла из двух рядов бронзовых спиральных обоймочек, обжимающих кожаный ремешок, чередующихся с бронзовыми пластинчатыми обоймами (рис. 2,7). Такие повязки известны, например, из погребения 13 Усть-Узинского 2 могильника [16]. К украшениям рук относится также бронзовый спиральный перстень (рис. 2,8).
Единственная бронзовая сюльгама представлена широко распространенным типом из проволоки круглого сечения и не выступающими завернутыми в трубочку концами (рис. 2,6).
Накосник из погребения 21 включал бронзовую обойму с отверстиями, которая объединяла пять рядов бронзовых спиральных пронизок, заканчивающихся бронзовыми конусовидными подвесками, свернутыми из листа. В основании украшения находилась крупная полусферическая бронзовая бляшка с отверстиями для нашивки (рис. 2,9,10,11). Подобный лентовидный накосник обнаружен в погребении 43 Усть-Узинского 2 могильника [17].
Ременная гарнитура представлена пряжками и наконечниками ремней. В погребении 21 обнаружена бронзовая кругло проволочная пряжка с подвижным язычком и бронзовым пластинчатым щитком, длина которого в 2,5 раза превышает диаметр рамки (рис. 1,5, 2 экз.). Пряжки такой конструкции широко применялись в качестве обувных у населения Восточной Европы, в том числе древнемордовского в районах Верхнего Посурья и являются наиболее характерными для второй половины II — первой половины III вв. [18] В комплексе с ними обнаружены наконечники ремней из согнутой пополам бронзовой пластины удлиненно прямоугольной формы, разрезанной с лицевой стороны на три части до места перегиба, с тремя клепками (рис. 1,7,8, 2 экз.). Кругло проволочная бронзовая пряжка со слегка прогнутым коротким язычком и круглым щитком, диаметр которого немного превышает рамку, происходит из погребения 23 (рис. 4,3). Пряжки подобного круга повсеместно датируются в рамках III — IV вв. Железная пряжка из погребения 24 имеет равномерно утолщенную круглую рамку и слегка прогнутый не выступающий язычок (рис. 4,10). Такие пряжки встречаются на протяжении всего I тысячелетия. С этой пряжкой обнаружен бронзовый наконечник ремня удлиненно-трапециевидной формы с распиленным расширенным концом и клепкой для крепления (рис. 4,9). Сходные по конструкции наконечники известны, например, в Усть-Узинском 2 могильнике в Верхнем Посурье[19] и, по мнению некоторых исследователей, распространяются в позднесарматской гарнитуре с III в. и. э.[20] К предметам бытового назначения относятся железные ножи из трех погребений (23, 24, 27), один из которых имел прямую спинку (рис. 4,5), другой серповидное лезвие (рис. 4,12).
Изображение


Глиняная посуда встречена в пяти погребениях. Вся она лепная и представлена разнообразными типами. Наиболее архаичным выглядит горшок из погребения 21 с низким усеченно-сфероконическим туловом, расширенным в верхней части и отогнутым блоковидным горлом, украшенным насечками по краю (тип А156). Поверхность серо-коричневого цвета, грубо заглажена, обжиг довольно равномерный, примесь — грубый шамот (рис. 1,3). Подобная керамика, широко известная с андреевского времени, продолжает часто встречаться в могильниках Верхнего Посурья и Примокшанья [21]. Горшок высоких пропорций с туловом усеченно-сфероконической формы и слабо выраженным выпуклым плечиком, плавно переходящим в блоковидное горло (тип А5б) происходит из погребения 23. Он имеет тесто с примесями шамота разной консистенции. Поверхность серо-коричневого цвета ровная, но заглажена довольно небрежно (рис. 4,1). Керамика этого типа появилась в Окско-Сурском междуречье в IV в. н.э. и получила наибольшее распространение в VI — VII вв. [22] Единственным экземпляром из погребения 28 представлена глубокая чаша (тип Е42д) усеченно-конической формы с заглаженной поверхностью серо-коричневого цвета и примесью шамота мелкой консистенции (рис. 4,13). Аналоги известны в захоронениях III — IV вв. Верхнего Посурья и Примокшанья [23]. К редкой разновидности относится неглубокая чаша из погребения 27 с усеченно-сфероконическим туловом и стянутой горловиной. Она имеет хорошо заглаженную поверхность серо-коричневого цвета с примесью в тесте шамота мелкой консистенции (рис. 4,11). Подобные сосуды, но имеющие более низкие или высокие пропорции встречаются, например, в Усть-Узинском 2 могильнике [24]. В погребении 20 обнаружена неглубокая острореберная лощеная чаша с горизонтальными расчесами. Ее поверхность ровная, хорошо заглажена, обжиг довольно равномерный, примесь — мелкий шамот (рис. 1,1). Аналогичная лощеная чаша (тип Е48л) происходит из погребения 48, расположенного недалеко от Ражков Тезиковского могильника второй половины IV в. [25] Появление лощеных чаш с биконическим и цилиндроконическим туловом, встреченных в могильниках Верхнего Примокшанья, еще требует своего объяснения. В настоящее время некоторые исследователи предполагают, что этот процесс был связан с какими-то западными импульсами, шедшими из районов рязанского Поочья [26]. Однако и находки на рязанско-окских памятниках второй и третьей четверти I тыс. лощеной керамики пока еще не нашли своего осмысления.
В целом исследованные в 2012 г. на Ражкинском могильнике захоронения, как и последовавшие раскопки 2015 г. [27], свидетельствуют о мордовском происхождении населения, оставившего этот некрополь во второй четверти I тыс. н.э.

Библиографические ccылки

1 Юрчёнков В. А. Занимательная археология: далекие предки. Саранск, 2013. С. 8.
2 См.: Полесских М. Р. Ражкинский могильник // Археология Восточно-Европейской степи.Саратов, 1991. Вып. 2. С. 152 — 167; Гришаков В. В. Население верховьев Мокши и Суры накануне средневековья. Саранск, 2005. С. 29 — 52.
3 См.: Гришаков В. В. Население верховьев Мокши и Суры... С. 30.
4 См.: Гришаков В. В., Седышев О. В., Давыдов С. Д., Сомкина А. Н. Мордовские племена накануне Великого переселения народов (Усть-Узинский могильник III — IV вв.): монография. Саранск, 2016. С. 29 — 52.
5 См.: Гришаков В. В. Население верховьев Мокши и Суры... С. 32.
6 См.: Гришаков В. В., Белорыбкин Г. Н., Ставицкий В. В., Ставицкий А. В. Материальная культура населения Ражкинского могильника// Долина древней мордвы. Ижевск, 2016. С. 69.
7 См.: Мясников Н. С, Мамонова А. А., Гришаков В. В. Реконструкция женского головного убора второй половины II в. н. э. из Сендимиркинского могильника в Сурско-Свияжском междуречье // Краткие сообщения Института археологии. 2018. № 250. С. 73 — 90.
8 См.: Гришаков В. В., Ставицкий В. В. Хронология пластинчатых блях Ражкинского могильника// Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2018. № 1 (45). С. 86 — 92.
9 См.: Гришаков В. В. Хронология мордовских древностей III — IV вв. Верхнего Посурья и Примокшанья // Пензенский археологический сборник. Пенза, 2008. Вып. 2. С. 82, 93, рис. 5,1.
10 См.: Шитов В. Н. Кошибеевский могильник (по материалам раскопок В. Н. Глазова в 1902 г.) // Вопросы этнической истории мордовского народа в I — начале II тысячелетия н. э. Саранск, 1988. С. 13 табл. XIII, 7, 8. (Тр. / МордНИИЯЛИЭ ; вып. 93.)
11 См.: Мартьянов В. Н. Арзамасская мордва в I — начале II тысячелетия. Арзамас, 2001. табл. 76, 11.
12 См.: Гришаков В. В. Население верховьев Мокши и Суры... С. 86, рис. 21,2.
13 См.: Шитов В. Н. Указ. соч. табл. III, 5.
14 См.: Седов В. В. Восточные славяне в VI — XIII вв. // Археология СССР : в 20 т. М., 1982, Т. 2 (20). табл. XV
15 См.: Шитов В. Н. Указ. соч. С. 12.
16 См.: Гришаков В. В. Мордовские племена накануне Великого переселения народов. С. 121, рис. 5, 8.
17 Там же. рис. 27, 3.
18 См.: Гришаков В. В. Хронология мордовских древностей III — IV вв. Верхнего Посурья и Примокшанья. С. 88.
19 См.: Гришаков В. В. Мордовские племена накануне Великого переселения народов. С. 55, 149, рис. 12, 7
20 См.: Малашев В. Ю. Периодизация ременных гарнитур позднесарматского времени // Сарматы и их соседи на Дону. Ростов н/Д., 2000. С. 199, 208.
21 См.: Гришаков В. В. Керамика финно-угорских племен правобережья Волги в эпоху раннего средневековья. Йошкар-Ола, 1993. С. 101 — 102.
22 Там же. С. 65 — 66.
23 Там же. С. 27.
24 Там же. С. 157, рис. 20,2 ; С. 170, рис. 33, 5.
25 См.: Гришаков В. В. Керамика финно-угорских племен правобережья Волги в эпоху раннего средневековья С. 28, 149, рис. 8. 1, 12.
26 Там же. С. 105.
27 См.: Гришаков В. В., Белорыбкин Г. Н., Ставицкий В. В., Ставицкий А. А. Материальная культура населения Ражкинского могильника.

Модератор
Аватар пользователя
Сообщений: 1914
Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 18:36
Откуда: Пенза
Имя: Андрей Нугаев

Re: древние раскопки пензенского края

Сообщение expedA » 11 авг 2020, 21:40

Прошло пять лет после нашумевшего события в Пензенской области под названием "Долина древней мордвы"

и тишина. Выпущенную на эту тему монографию можно найти только в библиотеках, в интернете так и не положили почитать. Чего-то ждут.
Изображение

Недавно посетили "Долину древней мордвы" в деревне Ражки. В деревне людей не видели, но несколько домов живые, вокруг поля кукурузы и травы, травы. Как будто никакие события 21 века здесь и не происходили. :?
Изображение

Вернуться в История Пензенского края (I-IX века)



Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1