Н. Баранов "ТРОПОЙ РЫБОЛОВА"

Модераторы: expedA, expedT

Модератор
Аватар пользователя
Сообщений: 1195
Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 16:11
Откуда: Пенза
Имя: Татьяна Белявская

Н. Баранов "ТРОПОЙ РЫБОЛОВА"

Сообщение expedT » 03 апр 2015, 20:29

Из наших кладовых...

Изображение
Н. БАРАНОВ
ТРОПОЙ РЫБОЛОВА
ПЕНЗЕНСКОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО
1963


«Настоящему рыбаку, охотнику-артисту
необходимо изучение нравов рыб,
а это самое трудное и темное дело,
хотя рыбы живут и в прозрачных чертогах».
С.Т.Аксаков. «Записки об ужении рыбы».


Реки — живая краса природы нашей. Издалека, из светлой дымки звонкого беззаботного детства тянется нить воспоминаний и, пожалуй, все самое яркое, чистое, свежее связано с любимой рекой. На ней ты познал радость удачливого ловца, посадив на кукан единственного пескаря, переплыв впервые речку, почувствовал себя отважным и сильным, а там и взрослые признали твое умение управлять утлым челноком...
Почти две сотни рек, речек, речушек насчитывается в нашей области. Среди них такие, как Вязовка или Каменка, что известны в пределах лишь одного сельсовета, и такие крупные, как быстрая Айва, живописная Кадада и медлительный Хопер, плавная тихоструйная Мокша и главная водная артерия области — Сура.
Каждая река хороша по-своему, у каждой реки, как кто-то верно сказал, своя душа. Но в одном они одинаковы—по берегам любой из них вьется тропа. То пропадая в густом ивняке, то выбегая на опаленную солнцем кручу, укрытая тенью прибрежного леса или овеянная ветрами полей, тропа эта неразлучна с рекой.
Нелегок путь — сыпучие пески, каменистые отмели, броды, цепкая путаница ежевичных зарослей, непролазная гуща камышей... Но никогда не зарастает тропа. Едва отшумит половодье, по ней идут настойчивые, веселые, дружные люди с зоркими глазами, пытливым умом и очарованной душой. Идут в дождь, в жару, увязая в сугробах, в зимнюю стужу, - обветренные, прокаленные солнцем, с немалой ношей за плечами. Идут, потому что велика власть этой чудесной тропы — раз вступившему на нее обратно не повернуть.
Это тропа рыболова.
Автор книги ставит перед собой скромную задачу — рассказать о тех местах на реках и озерах нашей области, где ему доводилось рыбачить, и поделиться опытом своим и своих товарищей.
Может быть, бывалый рыболов, а таких у нас много, с досадой закроет книжку, не найдя в ней для себя ничего нового. Но, признаюсь, не он — опытный, всезнающий стоит вперед глазами у автора, а неискушенный новичок, который растерянно смотрит на карту области и не знает, куда ему ехать, да и стоит ли вообще, ехать на эту самую рыбалку.
Стоит, конечно! И заманить такого новичка на тропу рыболова — главное, к чему будет стремиться автор.
А если, к тому же, и бывалый рыболов решится все-таки добраться до нового, еще неизвестного ему места и вернется с хорошим уловом, то его удача в какой-то мере будет удачей и автора.

ПО РЕКАМ И ОЗЕРАМ
Пытаясь определить завтрашний улов, рыболов не должен принимать в расчет только один какой-то фактор, скажем, сводку погоды. Кроме нее, причин, влияющих на поведение рыбы и, в конечном счете, на улов - великое множество: уровень воды, степень ее прозрачности, время года и время суток, наличие корма и т.д. и т.п., вплоть до самочувствия и настроения самого рыболова.
Бывает же так — прибудут вечером на станцию два пригородных поезда. Чаадаевский привезет довольных удачливых рыболовов с увесистыми рюкзаками и корзинками, а навстречу им с лунинского поезда бредут унылые неудачники. В следующий же раз все произойдет наоборот. А река одна и та же — Сура, в погоде особой разницы не было, умелые рыболовы и там и здесь были. Выходит, одинаковые условия дают противоположный результат в зависимости от местности.
Все рыболовы, например, в категорической форме утверждают: дует северный или северо-восточный ветер— отложи рыбалку и иди, скажем, в лес за грибами. В общем, примета о северном ветре правильна, ее следует учитывать, но... не всегда. Как-то ненастной осенней порой при резком пронизывающем северном ветре на Суре у станции Никоново голавль брал жадно и верно.
С таким клевом в этом же самом месте мне никогда не приходилось встречаться при «патентованных» ветрах южных направлений. Мало того, когда я перебрался под другую кручу всего на километр повыше, то там голавль ничем себя не обнаружил. Возвратился на прежнее место — снова начал ловить успешно.
В данном случае северный ветер, как видите, не был помехой, а пожалуй, оказался помощником. Возможно, в начале ненастья рыба и в этом месте послушно следовала примете и не брала. Но когда ненастье затянулось, и погодный режим, хотя и неблагоприятный, стабилизировался, то рыба к нему привыкла, приспособилась. В конце концов она почувствовала голод, а так как осенью рыба вообще усиленно кормится, готовясь к зимовке, то ей ничего не оставалось, как старательно искать корм и... жадно хватать насадку.
Я ловил на круче под ветром, и, возможно, рыба ушла с наветренной стороны реки и собралась в затишье, как раз туда, где я ее поджидал. Другая же круча, куда я переходил, по отношению к ветру была расположена иначе, затишья под ней не было, и поэтому рыбы там не оказалось. Такое объяснение, мне кажется, в достаточной мере верно. Отсюда вывод: на успешную ловлю можно рассчитывать лишь тогда, когда тщательно изучишь свое заветное место — узнаешь рельеф дна со всеми корягами и ямами, прибрежную и водную растительность определишь, чем и когда кормится рыба, уяснишь, как здесь сказывается на ловле состояние погоды — словом, когда ты почувствуешь себя на реке, как дома. Тогда-то, именно для данного места, определятся и свои собственные, более точные приметы, и оно станет по-настоящему заветным.
До таких тонкостей надо докапываться самому, ни в какой книге их не вычитаешь, к тому же реки и озера живут и, следовательно, изменяются. Река в этом году во многом непохожа на прошлогоднюю — там затянуло песком старую яму, здесь появился новый омуток, свалилось в воду подмытое дерево, обрушился крутой берег.
Однако не следует полагаться только на себя и «открывать Америку». В изучении реки или озера большую помощь окажут уже побывавшие там рыболовы, но особенно ценные сведения можно получить от местных жителей.
Охотник и рыболов из ближнего села, пастух, который ежедневно в течение всего лета пасет стадо на берегу реки, лесник — все они досконально изучили свои места, применились к погоде, знают, какая и где держится рыба, на какую насадку лучше ловится. Они всегда с охотой, ничего не утаивая, будут беседовать с вами, дадут дельный совет, а подружитесь с ними поближе — предоставят вам и кров и ночлег, что на рыбалке совсем не последнее дело.

СУРА
Сура берет начало у села Сурские Вершины Ульяновской области и, быстро покинув наших соседей, вбегает к нам в Кузнецком районе узеньким — впору перешагнуть — ручейком. К селу Боборыкино она подходит уже повзрослевшей, обзаведясь небольшими омутками, и в ней уже можно ловить рыбу. О серьезной ловле никто там не помышляет, лишь ребятишки самой примитивной удочкой потаскивают мелких язишек, плотву, вездесущих пескарей и, иногда, линьков.
У села Траханиотово, в 15-ти км от г. Кузнецка, Суру ручьем не назовешь, она стала речкой.
Прихотливо извиваясь по неширокой долине, прорезающей возвышенную холмистую местность, Сура в этом районе очень живописна, как, впрочем, и ее покрытые лесом окрестности.
Вообще Суре повезло. Протекая по нашей области, она редко расстается с лесами. Особенно богато ими правобережье реки, но и с левого берега тоже почти всюду простирается более или менее лесистая пойма.
Красивые места открываются за каждым поворотом Суры. То это высокий правый берег, покрытый тенистой дубравой, за которой высится плотная стена соснового бора, то лес расступится и откроет пеструю от цветов поляну или небольшое поле, то в воде отражается обрывистая круча. Хороша и пойма с ее озерами, заросшими камышом и кувшинками, то светлыми, открытыми, то затаившимися в густом лесу.
Живописна Сура!
У Траханиотова рыбы в реке уже побольше. На кузнечика, на муху начинают попадаться голавлики весом 200—300 граммов. Однако забираться в эти места ради одной рыбной ловли не стоит. И далековато, и рыбой они не так уж богаты. Оставим ее местным,рыболовам.
Иное дело Чаадаевка, куда легко доехать, и автобусом, и на пригородном поезде. С постройкой плотины ГЭС у Чаадаевки образовалось обширное водохранилище. Тут рыба уже солидная — щука, лещ, судак, голавль, язь, окунь. Обычно ловят на удочки донные и поплавочные. Наиболее добычливыми местами славится левый берег ближе к плотине. Но все же водохранилище не пользуется особой популярностью.
— Рыба-то есть, но воды больно много, — поговаривают рыболовы,—попробуй, разыщи, где она держится. Без лодки не обойдешься, а ее не всегда достанешь.
Зерно истины в этих рассуждениях, безусловно, есть. Водоем образовался сравнительно недавно и изучен рыболовами недостаточно. К нему еще не применились и, пожалуй, потому, что пензенские рыболовы не привыкли иметь дело с обширными водоемами типа водохранилищ.
Избегают почему-то рыболовы и озеро, что расположено на правом берегу Суры у самого поселка Чаадаевка. Глубокое, хорошее озеро. По свидетельству местных жителей, заморы на озере бывают редко, и оно ежегодно заливается полой водой из Суры. Словом, рыбе в нем неплохо, и рыба там есть — щука, лещ, язь, плотва, окунь, линь, иногда встречается судак, видимо, из тех, что зашли в половодье из Суры. Богато развита растительность, берега густо поросли осокой, камышом. С удочкой место можно подобрать, а со спиннингом плоховато — по берегу сплошной ивняк, удобных подходов мало. Зато с лодки спиннинговая ловля не представит затруднений. Но, повторяю, озеро служит пока только местным рыболовам. Даже зимой приезжие подледники, направляясь за ершами на Суру к плотине ГЭС, проходят мимо него, а почему бы не попробовать половить окуня или щуку?
Однако, мы задержались в Чаадаевке, спустимся немного ниже по Суре.
Никоново - соседняя с Чаадаевкой железнодорожная станция. Сура рядом, даже из вагонного окна ее видно, а места... Нигде так не дышится свободно и легко, как в этих местах.
На холмах — остатках прежних дюн — сосновый бор, пониже маститые дубы, стройная белизна берез, густые кроны лип. По пойменной долине — заливные луга, озера в гуще ивняка. На высоком противоположном берегу курчавятся леса, поблескивают на солнце кровли сельских домов, а дальше за село, за леса уходят поля.
Но главное, что оживляет ландшафт — красавица Сура. То на излучине она припадет к крутому берегу, то нежно прильнет к песчаной косе, то искрится на перекате, и всегда она живописная, даже в ненастье!
Добычливая ловля здесь начинается от устья р.Юлов — правого притока Суры и примерно до села Новокрещено. Конечно, не везде места равноценны, но особенно полюбились рыболовам никоновские кручи, большинство из которых на правом берегу реки. Пензенские рыболовы, в основном голавлятники, бродят по всем кручам. Кузнечане же, народ более оседлый, облюбовали одну и довольно успешно ловят сазана. Сазан в один-два, а то и три килограмма у них не редкость. В Кузнецке же рыболовам негде душу отвести: одна немудрящая речонка — Труев, да и та начисто загублена стоками кожевенного завода.
Кроме голавля и сазана, есть окунь, язь, реже попадается судак, щука.
Озера... Прежде всего живописное большое озеро Лебяжье, удаленное, влево от реки к самому подножью высокого основного берега. Рыба в Лебяжьем, как и в прочих озерах, та же, что и в реке — озера заливные. Есть еще и линь.
Лебяжье — излюбленное место подледников. Там очень неплохо ловится окунь, попадается щука.
Озеро Балтае, на правом берегу Суры, примечательно тем, что рыба в нем есть и немало, а не ловится. По крайней мере, никто из нас не поймал. Но оно все-таки не безнадежно. Один пензенский рыболов сумел разгадать его «секрет» и ловил на удочку довольно крупных линей.
От села Новокрещено до Сурска Сура менее извилиста и добычливыми местами не славится, а ниже Сурска до самой Канаевки рыболову делать нечего. Суконная, фабрика «Красный Октябрь» сбрасывает у Сурска в реку промышленные стоки, содержащие отходы волокна, красители и прочие вредные вещества, от которых рыбе приходится туго.
Рыбные места начинаются от села Колдаис. Чтобы не повторяться в описании, скажу одно — они похожи на места у Никоново. Так же живописны окрестности, та же красавица Сура, множество озер в пойме. Рыбы, пожалуй, побольше, и потому досадно, что добираться туда труднее — от станции Шнаево автобусом или попутной автомашиной до Золотаревки и дальше до Суры 8—10 км пешком.
С дорогой, когда в твоем распоряжении один выходной день, приходится считаться, но в отпуск приехать в эти места, безусловно, стоит.
Сура от поселка Ленино и ниже до Куриловки известна многим пензенским рыболовам. Сюда попасть можно и на моторных лодках, и автобусом, который курсирует до Шемышейки, с попутными автомашинами, на мотоциклах и велосипедах, а до Куриловки — и пешком с конечной остановки городского автобуса в аэропорту. За Куриловкой автомобильная дорога круто поднимается вверх и километра через два выводит на склон Божьей горы. Вид оттуда изумительный.
Внизу по склону редко разбросаны ветлы и вязы, ниже в широкой пойменной долине простираются поля и луга, пересеченные перелесками, за ними в окаймлении дочиста промытых желто-белых песков голубой лентой извивается Сура, а за рекой по высокому правому берегу до самого горизонта тянутся леса. Трудно уйти отсюда, особенно в утренние часы, когда в золотистой дымке встречных лучей невысоко еще поднявшегося солнца тонут эти неоглядные просторы или когда косые закатные лучи, высвечивая долину, придают всему особую выпуклость, четкость и как бы приближают дали.
Рыба в этих местах есть. Голавль, язь, окунь, сом, подуст, реже встречается лещ, сазан, судак. Ездят туда и новички, и бывалые рыболовы. Ловля на удочки, чаще на донные. Спиннингом на блесну ловят голавля, изредка судака. Но спиннинг больше используется как донка. В проводку ловят подуста, причем иногда попадаются голавль и язь.
У поселка Ленино большое, глубокое и живописное озеро Алексово. Рыбы там стало поменьше, чем несколько лет тому назад, но все же есть окунь, щука; язь, лещ, плотва. Зимой на это озеро ездят подледники, в основном за окунями.
От Куриловки до Пензы по обоим берегам Суры всегда много рыболовов, однако уловами похвастаться могут немногие, да и то это пескарь, мелкий голавль, хотя умельцы, случается, приносят оттуда голавлей весом до 1,5—2 кг. А вот у Красного Куста, чуть ниже дер. Засечное, ловится крупный ерш.
Сура в черте города хотя и рядом, но соблазняет лишь редкого рыболова. Тут ерши и те керосином пропахли. Промышленные и коммунальные предприятия и железнодорожный узел Пензы сливают в Суру ежесуточно десятки тысяч кубометров сточных вод, содержащих всевозможные вредные вещества и нефтепродукты. И больно видеть, как наша красавица Сура, как прекрасное Сурское водохранилище, рождению которого так радовались пензенцы; превращается день ото дня в унылое безжизненное болото.
Воды Суры остаются загрязненными на участке, по крайней мере, до Грабово, протяженностью 20—25 км Конечно, ловят рыбу и там, но какая уж это ловля, когда то и дело рядом с поплавком всплывают нефтяные пятна. И если туда все-таки ездят, то лишь потому, что от Пензы до станции Лунино Сура течет рядом с железной дорогой. Выходи на любой станции — река рядом.
Не славятся места и от Грабово до Пыркино. Сура здесь менее живописна, ее красит лишь широкая пойма правобережья. В четырех-пяти километрах от станции Грабово известностью пользуются два озера — Ростово и Мордово. Летом к ним подойти трудновато, особенно спиннингисту, и популярны они лишь у подледников, которые ловят там окуней и щук. Впрочем, в последнее время интерес к ним упал — озера почти ежегодно «горят».
Более перспективна старица Суры, находящаяся у правого основного берега пойменной долины. На ее отдельных участках местные рыболовы ловят щук и крупных окуней. Есть язи и плотва.
За станцией Пыркино Сура несколько отклоняется от линии железной дороги вправо и тут уже начинаются рыбные плёсы. В районе Пыркинского санатория неплохо ловится голавль, язь, чуть ниже есть яма, где держатся сомы, довольно крупные. У станции Проказна на излучине Суры близ деревни Екатериновка крутой берег и яма. Здесь голавль, язь, судак, лещ, сом.
Участок реки от Екатериновки до Лунино и немного ниже пензенские рыболовы посещают реже — ведь впереди от села Стар. Кутля начинаются хорошие места, до которых к тому же и добраться легче — автобусом из Б.Вьясс или попутными автомашинами. Окрестности не менее живописны, чем в Никоново, с той только разницей, что все там как-то просторнее.
Река от Кутли рыбная. Видовой состав рыб не стоит и перечислять — там, как и ниже по Суре до выхода ее за пределы области, есть всякая рыба: и мелкая, и крупная. На многочисленных поворотах реки то и дело встречаются крутые берега, а под ними ямы и просто приглубистые места, и почти любое место надежно. Берет лещ, сазан, судак, голавль, язь, сом.
Участок реки между устьями рек Айвы и Пелетьмы для всякой ловли, в том числе и удочками, закрыт — здесь зимовальная яма.
Села Александровка, Ильмино... Многое потерял тот, кто не бывал там! Красота реки, красота местности поистине неописуемы. Сура течет меж высоких лесистых берегов, лишь у Ильмино вырываясь в просторную зеленую пойму. Кручи чередуются с тихими спокойным плесами, где река словно нежится в чистых песчаных берегах. В ясные дни здесь ярко, светло, живописно, в ненастье — берега как бы приближаются к реке, теснят ее, и все приобретает суровый, даже несколько угрюмый колорит, все полно какой-то дикой красоты, величия. В этих местах надо побывать самому.
В пойме влево от реки, неподалеку от Александровки, много хороших рыбных озер. На самых крупных—Чанчир и Промерка, по словам местных жителей, заморов никогда не бывает. Жаль только, что добраться в эти благодатные места не так уж легко.
От Ильмино до станции Сура река жмется к высокому правому берегу, сложенному из известняков. Местные рыболовы успешно ловят здесь лещей и крупных сомов, но последних, к сожалению, не спортивной, а браконьерской снастью — люльками, причем люльками весьма внушительных размеров, до 4x4 метра.
Вот и вся Сура в пределах нашей области. Кто полюбит ее, тому она воздаст сторицей — порадует уловами и оставит по себе светлые, неизгладимые воспоминания.
Однако, прежде чем расставаться с Сурой, следует вернуться назад и сказать несколько слов о Старой Суре.
Существовавшая лет двадцать тому назад плотина у села Куриловки направляла Суру по другому руслу — через Ахуны, и река попадала в город у фабрики «Маяк революции». После разрушения плотины Сура бросилась к городу напрямик по руслам Ерни, Мойки и Пензы в черте города. Об этих названиях разных участков реки от бывшей Куриловской плотины до устья реки Пензы, которое в то время было у железнодорожного моста в районе улицы Бакунина, теперь уже стали позабывать.
Образовалась Старая Сура, которая узким протоком соединяется с основным руслом ниже поселка Лямзяй. Питание водой Старой Суры через этот проток и за счет ручьёв и грунтовых вод недостаточно. И она с каждым годом все гуще зарастает, заиливается, мелеет и, видимо, в будущем превратится в старицу, каких немало уже образовала Сура в своих блужданиях по пойме. Но пока Старая Сура и до Ахун и выше, примерно до Белого Омута и Хована, служит излюбленным местом отдыха, она повсюду живописна и посещается рыболовами.
В районе Хована ловят язей, окуней, плотву, есть щука, линь, даже встречается сазан. Повыше Хована с правой стороны впадает Кичкилейский ключ. Здесь излюбленное место зимней ловли окуней, попадается язь, щурята, красноперка. Окуньки и щучки ловились раньше подледниками и на участке Старой Суры ниже Ахун, но за последнее время каждую зиму тут бывают «заморы», и рыбы стало совсем мало.

ХОПЕР
Хопер — уроженец нашей области. Он берет начало в 8 км от села Кучки. Протекает по слабо холмистой низменной местности. По живописности он отстает от Суры, особенно в своих верховьях. На протяжении около 50 км от истока, почти до Телегина, он бессильно бродит по унылой безлесной пойме, местами сильно заболоченной. Даже рекой Хопер не сразу назовешь — просто цепочка небольших озер, соединенных узкими заросшими протоками. Это неудивительно. Хопер самая медлительная из наших крупных рек, ее падение в пределах области составляет всего 34 см на один километр реки.
Но рыба есть, что привлекает рыболовов, хотя не всюду до Хопра легко добраться. До деревень Дмитриевка, Б.Александровка, Толузаковка, у которых начинаются рыбные, вернее, доступные для ловли места, расстояние 16—20 км от железнодорожной станции Кромщино, причем рассчитывать приходится больше на свои ноги — попутные автомашины случайны.
Больше всего и чаще всего в верховьях Хопра ловят щуку. Пензенские рыболовы раньше ловили только спиннингом, теперь многие из них, по примеру местных рыболовов, стали ловить и на живца.
Кроме щуки, в верховьях есть язь, окунь, линь, плотва. Ниже Телегино у совхоза «Хопер» начинает ловиться и голавль.
Неподалеку от деревни Бекетовки в Хопер впадает речка Крутец. Ее не следует обходить. От села Крутец и до устья на ней есть неплохие омуты, где ловля щуки бывает удачной. Также стоит заглянуть и на ручей Березовский, впадающий в Крутец. На ручье, километраж в двух-трех от устья, несколько глубоких омутов, в которых есть щука и крупный окунь, причем окунь там лучше идет на зимнюю блесну при отвесном блеснении.
От устья Крутца Хопер уже оформляется в реку и понемногу одевается в зелень лесов, протянувшихся неширокой полосой по возвышенному левому берегу. Места у сел Скрипицыно, Черкасское, Чеботаевка, пожалуй, чаще всего посещаются рыболовами. Они довольно добычливые и добраться к ним от станции Скрябино или Колышлей легче. Впрочем, у самого Черкасского плес в песчаных берегах с редким ивняком почти лишен прибрежной растительности и уловами не радует.
У Жмакино Хопер принимает в себя слева речку Колышлейку, делается полноводнее, но... скучнее. Сильно заболоченная пойма, заросшая кое-где ивняком, низкие, порою топкие берега реки. И к реке-то иной раз трудно подойти. Может быть, поэтому в эти места, хотя и рыбные, не так уж много охотников забираться, тем более, что со станции Балтинка туда 10—15 км.
Вообще же пензенские рыболовы, посещая лишь доступные участки Хопра, в большинстве случаев не ниже устья Колышлейки, берут от этой реки слишком мало. Редко кто попадает на Хопер у деревни Секретарка, а еще реже — ниже, до Беково. А ведь там на Хопре самые знаменитые места. Они начинаются в 4—5 км выше Секретарки, где по правому берегу к реке вплотную подступает лес, и тянутся до устья реки Сердобы. Местные жители рассказывают, что лещи ходят косяками, много сазана и другой рыбы. Десяток донок, поставленных на ночь, утром приносят улов и на уху, и на жареное. Но особенно хороши места километрах в шести ниже Секретарки. Падение реки тут круче (примерно полметра на километр), и Хопер течет веселее, виляя от одного берега речной долины; к другому. То справа, то слева встают обрывистые берега, одетые лиственным, иногда смешанным лесом. Все живописнее становится ландшафт.
А у деревни Софьино Хопер и вовсе хорош. Он здесь красив только ему присущей красотой — тихой, неназойливой, задумчивой.
Рыболову здесь раздолье: крупные сомы и щука, окунь, лещ, сазан, голавль, язь. Ловля добычлива и на блесну, и удочками.
От устья реки Сердобы до Беково и ниже, вплоть до выхода Хопра за пределы области у села Зубрилово, вокруг реки раскинулась широкая пойма с массой озер и стариц. И здесь многие места привлекательны для рыбной ловли. Пользуются ими местные рыболовы, в Секретарку и Куракино приезжают сердобчане, из Пензы же лишь иногда гостят отпускники — за один-два дня туда не доберешься, а жаль!
Зато левобережный приток Хопра — река Колышлейка гораздо доступнее пензенским рыболовам. Колышлейка течет по открытой, немного всхолмленной местности, образуя много извилин, течение почти повсюду медленное, берега поросли ивняком, прибрежная растительность — осока, камыш, тростник —средней густоты. Кроме рыбы, Колышлейка ничего не сулит, никакой красоты и живописности и в помине нет. Мало того, по берегам почти сплошь расположены села. Масса гусей и уток постоянно полощется в реке, взбаламучивая воду у берегов. На воде плавает пух, берега загрязнены. Словом, лови рыбу, а кругом не оглядывайся — полюбоваться нечем. Лишь в деревне Плещеевка и немного ниже ее окрестности выглядят не так уныло.
В самые верховья реки рыболовы не заходят, ловля начинается примерно от поселка Лугового, где речка представляет цепь иногда довольно глубоких омутков, связанных между собой неширокими протоками. Да и ниже можно встретить места, где река чуть-чуть перебирается по мелководью из одного омутка в другой.
Рыболовы, обычно спиннингисты, добравшись до Лугового, облавливают за день участок речки до села Трескино, откуда автобусом доезжают до станции Колышлей к пригородному поезду.
Ниже Трескино можно ловить до сел Карауловки и Кисаровки.
Другой маршрут по Колышлейке начинается со следующей за Колышлеем остановки пригородного поезда у села Апраксино. Обычно спиннингисты облавливают речку немного ниже железнодорожного моста до конца села Апраксино. Далее километра полтора—два тянется мелководье, и его проходят. Более надежные места у деревни Плещеевка. Пройдя их, рыболов возвращается к вечернему пригородному поезду и, в зависимости от того, как берет в этот день рыба, облавливает лучшие из пройденных мест повторно.
До устья Колышлейки к Хопру рыболовы спускаются реже, большей частью тогда, когда на ловлю можно уделить лишний день.
На Колышлейке, как и в верховьях Хопра, рыболовы охотятся главным образом за щукой. Чаще всего это щурята весом до одного килограмма. Двухкилограммовая щука считается уже крупной, а поимка щуки в 3—4 кг расценивается как событие. Реже добычей спиннингистов становится окунь и голавль. На удочку, обычно поплавочную, ловят голавлей, окуней, язей. Ставят жерлицы на щуку, но особо удачными уловами ни спиннингисты, ни удильщики похвалиться не могут.
Надо сказать, что рыба в Колышлейке стала ловиться хуже. Переняв опыт у приезжих, все местные рыболовы вооружились спиннингами, и теперь чуть ли не на каждом повороте речки можно встретить парнишку с самодельным, а то и покупным спиннингом.
— Рыбе так намозолили глаза блеснами, что она смотреть на них не хочет, — жалуются часто рыболовы. Какая-то доля правды в этом объяснении есть. Возможно, рыба действительно так привыкла к блеснам, что они перестали возбуждать в ней инстинктивное желание хватки, и теперь для Колышлейки надо придумывать что-то новое.

МОКША
Интересна судьба главных пензенских рек. Родившись и окрепнув у нас, они довольно скоро покидают родину. Сура, протекая чуть не через всю область, отдает нам лишь треть своего пути, Хопер — пятую часть, Ворона — одну шестую.
С одной стороны, немного досадно, что нет у нас настоящей, большой, полноводной реки с теплоходами, баржами, пристанями, но в то же время можно и погордиться перед другими областями — вот какие реки на пензенской земле начинаются!
Река Мокша, взяв начало немного выше села Выглядовки Мокшанского района, протекает по нашей области 156 км, или четверть всей ее длины.
Мокша для подавляющего большинства пензенских рыболовов является тем лакомым куском, до которого нелегко дотянуться. Можно проехать по трассе Москва-Куйбышев в автобусе 40 км до Мокшана, затем еще 18 км до села Плес. Но верховья Мокши вблизи этих населенных пунктов не представляют особого интереса для рыболова.
У Плеса автотрасса уходит в сторону, и приходится каждый раз ломать голову, как же добираться дальше. Правда, из Пензы до Голицына ходит автобус, но уехать с ним не так-то просто. Терять же драгоценное время на ожидание попутной машины, особенно в период распутицы, слишком тоскливо и жалко.
Поэтому-то рыболов, не располагающий личной автомашиной или мотоциклом, взвесив все это, махнет на Мокшу рукой, — хороша Маша, да не наша, — и поедет поездом на Суру или Хопер — надежнее.
От Плеса до села Чернозерья 15—16 км. Село на левом берегу Мокши. Река здесь неширока, но есть там ямы глубиной до 6—8 м. Рыбные места начинаются выше села, от устья речонки Медаевки. Чернозерские рыболовы хорошо ловят удочками лещей, голавлей, сазанов. Есть и щука, которую больше ловят на живца. Спиннингистам же не везет — рыба в Мокше на блесну идет плохо.
Окрестности Мокши от Чернозерья и до впадения в нее реки Ломов красивые, просторные. В некотором отдалении от реки высится правый основной берег, одетый густым чернолесьем, в довольно широкой пойме много озер, болот. Левый берег безлесный, к реке вплотную подходят поля.
Неоглядные дали полей, неторопливые извивы реки по зеленой пойме, окаймленной лесистыми склонами, — все это просторное, светлое и какое-то спокойное, мирное. В этом покое своеобразная прелесть мокшинского ландшафта, и такой остается Мокша в памяти.
Рыбой славятся места у деревни. Прянзерка. Тут крупные сомы, много леща, голавля, есть жерех. Но сюда ездят лишь из Н.Ломова, пензенский же рыболов попадает в Прянзерки редко.
Особенно любят нижнеломовцы Мокшу у села Колычево. На расстоянии пятисот метров выше и ниже плотины колычевской мельницы всякая ловля запрещена — зимовальная яма. Но ловить есть где и вне границ зимовальной ямы. И ловят крупных лещей, сомов, голавлей, щук. Зимой подледники ловят окуней, реже попадается щука, голавль
Ниже Колычева Мокша теряет живописность. Пойма реки сильно заболочена и выглядит несколько унылой. Течение реки замедляется, берега густо заросли камышом, даже к реке не всюду можно подойти. Но до самого выхода Мокши из пределов области (в 8 км ниже г.Наровчата) и в ней и в ее многочисленных старицах и пойменных озерах рыбы много, и улов почти всегда радует рыболова.

КАДАДА
Автобус скрылся за поворотом дороги, оставив за собой едкую струю отработанного газа. В ушах все еще стоит надоевший шум мотора, ноги занемели от долгого сидения. Направо дорога по просеке. Скорее в лес! Тут тишина. Ее не нарушают, а скорее подчеркивают монотонный шум сосен, редкие голоса птиц. Терпко и приятно пахнет разогретой смолой. Воздух чист, дышится легко, шагается тоже легко. А кругом все сосны, сосны... Изредка попадается озаренная солнцем поляна или вырубка с зарослями лилово-розового кипрея. Потом опять к дороге подступают сосны. После часа ходьбы дорога неприметно идет вниз, и вот как-то неожиданно на холме обрывается лес и в глаза ударяет яркий, светлый простор. Сосновый бор, под ним пологая излучина реки, окаймленная желтизной песков и курчавыми зарослями ивняка, на противоположном низком берегу зелень лугов, дальше за лугами деревня и поля, а надо всем — голубое небо с теплыми белыми облаками. Близкое — свежо, насыщено сочными красками, дали дрожат и расплываются в знойном мареве полудня.
Это благодатное место находится на берегу реки Кадады у деревни Иванисовка. Чтобы попасть туда, нужно выйти из автобуса, который идет по маршруту Пенза— Кузнецк, не доехав 5—6 км до села Ст.Кряжим, а затем идти километров шесть сосновым лесом в южном направлении.
Кадада, левый приток Суры, как и все наши лесные реки, живописна, а многие места на ней просто неповторимы по своей красоте. Обычно правый берег ее высокий, лесистый, левый — низменный, с довольно широкой, иногда заболоченной поймой.
Лучшие места для рыбалки на Кададе неподалеку от впадения в Суру близ станции Чаадаевка, где река полноводнее и рыбнее. Есть голавль, язь, подуст, щуки маловато, изредка ловится лещ. У деревни Иванисовка местные рыболовы очень неплохо ловят голавлей и язей, причем голавль весом 2—2,5 кг не такая уж редкость.
Пензенские рыболовы сравнительно редко выезжают на Кададу — до нее все-таки далековато, гораздо проще попасть на ту же Суру. Но все же на Кададе стоит побывать, хотя бы ради ее красоты.

УЗА
Эту реку мы с полным правом можем считать пензенской, хотя она и берет начало в соседней Саратовской области. Из ее общей длины свыше 170 км саратовцам достался хвостик — исток протяжением лишь 30 км.
Только невнимательному, равнодушному глазу все в природе кажется однообразным, похожим. На самом же деле природа никогда не повторяется. Так и реки. У каждой что-то свое, особенное, присущее только ей.
Вот Уза. Казалось бы, она во многом напоминает Кададу — тоже лесная река. В какой-то степени с этим можно согласиться, если проследить Узу от села Бузовлева до впадения ее в Суру. Но до Бузовлева Уза — это только Уза. Она протекает там в безлесной местности, однако ничем не напоминает безлесные верховья Хопра с его унылыми, низкими, порою заболоченными берегами.
Пойменная долина Узы ограничена высокими берегами, кое-где покрытыми кустарниками и отдельными какими-то уютными рощицами. Уза здесь красива своей, «узинской» красотой. От Бузовлева идут леса. Они сплошной стеной спустились вниз, к реке. Слева от Узы раскинулись поля.
Много хороших мест найдет рыболов на Узе. У Бузовлева мне приходилось наблюдать большие стаи голавлей, выходивших под крутой берег на пригрев, и удачно ловить их удочкой на личинку жука-усача (обычно неправильно называемую «короедом»).
Спиннингом ловить не приходилось, но, без сомнения, и эта ловля должна быть успешной. Кроме голавля, там есть язь, лещ, окунь, щука, местные рыболовы ловят и сазанов.
Неплохое место — километра четыре выше села Каржимант при впадении в Узу речушки Пиксанки, а также ниже села Дубровка на Узе, где излучина реки подходит к крутому лесистому берегу. Но все эти места для приезжих рыболовов труднодоступны, однако провести там отпуск, безусловно, стоит.
Практически досягаемой Уза становится от Шемышейки, куда можно доехать автобусом, а от нее уже легко подняться до села Мордовская Норка. Там, на правом берегу, у впадения какого-то безымянного ручья, есть небольшой поселок Проталинка. Место исключительной красоты и рыбное. Пензенские рыболовы редко забираются выше села Усть-Узы, а туда следовало бы наведываться почаще, особенно тем, кто располагает моторной лодкой.
В левобережной пойме реки, километрах в шести выше Усть-Узы, несколько заливных озер. В них много щуки, довольно крупный окунь, есть линь. Озера в зарослях ивняка, по берегам камыш, тростник, но выбрать место для ловли спиннингом с берега можно.
Уза пока что не разделяет горькой участи многих наших рек — не загрязнена отбросами промышленных предприятий, рыбе в ней вольготнее, и рыба в Узе есть.

АЙВА
Сура, Кадада, Уза и многие другие наши лесные реки и речки красивы и живописны, но вот об Айве один мой знакомый сказал, что в этих местах шутя можно дожить до ста лет и все сто лет будешь радоваться... А знакомый мой, работая тогда в Министерстве лесной промышленности, немало поездил чуть не по всей стране и, конечно, повидал много замечательного. К его словам трудно что-либо добавить, разве только то, что на Айве и ста лет покажется маловато...
Айва — правобережный приток Суры — начинается у села Русский Сыромяс. Длина реки всего 50 км, но на этом пути ее падение составляет 101 метр, т.е. два метра на километр. Поэтому Айва одна из самых быстрых наших рек, такие реки лесосплавщики относят к типу полугорных.
Непередаваемо красивы и разнообразны пейзажи на Айве! У села Н.Шкафт долину реки обрамляют высокие холмистые берега, покрытые лиственными и хвойными лесами и изрезанные оврагами. Между берегами больше километра, но долина не кажется широкой, так густо она заросла лесом, кустарником. За Н.Шкафтом левый берег отходит, и долина распахивается шире, а за Владимировкой и далее к Мичкасу до устья реки она совсем широкая, просторная.
Но главное — сама Айва! Быстрая, капризная, она то настойчиво подмывает крутой берег, то разольется пошире, заблестев на каменистом перекате, то бросится в сторону, то поворотит назад, образовав почти замкнутую петлю. И все это у нее живо, стремительно, весело... А пойма, полная черемухи и соловьев, а чистейшие, прозрачные ключи и ручьи, питающие Айву ледяной водой.. Нет, это все нужно видеть своими глазами!
Но как на Айве с рыбой? До 1955 года Айва была сплавной рекой. Сильное засорение русла реки затонувшей при сплаве древесиной и резкие колебания уровня воды, вызываемые заторами и частыми попусками воды из плотин при проведении летнего сплава, создавали неблагоприятные для рыбы условия, и она в лучшем случае скатывалась в Суру. В Айве оставался мелкий голавль (редко до 500—700 г), а также пескарь, плотва и налим. Теперь же, когда вот уже восемь лет лес по Айве не сплавляют, рыбы в реке прибавилось. В частности, появилась щука (весом до 2—3 кг), которая раньше в Айве встречалась как редкость и то только заходящая в весенний разлив из Суры.
До села Аришки ловить можно только удочками, спиннингисту развернуться негде — на этом участке реки почти нет достаточно просторных и глубоких плесов. Но есть они ниже, у Мичкаса, где Айва становится полноводнее, и рыбы там больше.
Интересна и увлекательна бродячая ловля голавлей с одной удочкой. Излюбленная насадка — кузнечик, которого ловишь тут же на берегу. Не успеет улечься на воду поплавок, как уже поклевка. Весной после половодья на донки успешно ловится мелкий, до 400 г налим.
В пойме реки у деревни Исаевка есть озера, в которых, по словам местных рыболовов, очень много щуки.
До Айвы добраться, однако, нелегко, и специально на рыбалку ехать туда, пожалуй, не стоит — есть более доступные и надежные места на Суре. Но кто там побывает хоть раз, того непреодолимо будет тянуть снова ч снова в эти исключительные по красоте и живописности места.

ШУКША
Если доехать на пригородном поезде до станции Гольцовка, а от неё направиться на ют, то пройдя 4—5 км, окажешься на реке Шукше у Гольцовской водокачки.
Река здесь неширокая, мелкая, но в приглубистых местах у крутых берегов можно половить голавлей. В пруду водокачки и ниже плотины на донки весной и осенью ловится довольно крупный налим.
Шукша — река немного скучноватая, лишь ниже села Липовки берега ее одеваются в зелень, появляется прибрежная растительность, она делается глубже, полноводнее. Тут уже можно ловить щук, язей, голавлей.
Беда Шукши в том, что в ней ежегодно замачивают коноплю, отчего рыба либо гибнет, либо скатывается в Суру, куда впадает Шукша.
Удобна Шукша тем, что на нее легко попасть со станций Гольцовка и Лунино.

ПЕНЗА
Реку Пензу часто небрежно именуют Пензяткой. Это неправильно. Пензятка — небольшая речушка, что начинается у села Мастиновка и впадает в Суру чуть повыше Бессоновки. К слову сказать, в этой Пензятке, как она ни мала, рыба тоже есть, главным образом щука.
Пенза — уже река. Не ахти какая — всего 60 км, но река. Начинается она неподалеку от станции Студенец, а у села Ермоловка принимает в себя слева приток — еще одну Пензятку. У Саловки справа в нее впадает Елань, под г.Пензой тоже справа — Ардым, а в г.Пензе она сама вливается в Суру.
— Рыба? Рыбы у нас много. Половить можно, — заверил нас учитель Воейковской школы, к которому мы приехали, — чуть пониже поселка Свободный, у самого лесочка, есть два поворота. Это место мы так и зовем — рыбный садок. Мой сосед там утро половит — и шесть—семь голавлей несет. Иные до килограмма...
Ночевать у учителя после такого рассказа было невтерпеж, и мы тут же покатили разыскивать «рыбный садок».
Место найдено без труда. Ночлег на копне свежей соломы. Зорька... На крючок насажен кузнечик, заброс и — немедленная поклевка. Голавль... Но не килограммовый, а раз в десять легче. Еще один, еще... Берут азартно, и все такого же калибра. Вот тебе и садок! Подходит пастух.
— Зря, ребята, стараетесь...
— А что?
— Только вчера вечером какие-то на автомашине приезжали. Лазили тут с бреднями, ботом гнали. Все повыцедили…
— Да ты хоть бы номер записал.
— Запишешь, как же! Он грязью заляпан, номер-то.
С рыбной ловлей у нас так ничего и не получилось. Везде шарят с бреднями да сетями хапуги, браконьеры, а реку Пензу они, пожалуй, чаще всего навещают. Не потому ли и обезрыблена эта река, такая близкая и доступная городским рыболовам?
До места нашей неудачной рыбалки на участок реки между поселком Свободный и деревней Ферлюдинкой можно доехать автобусом до села Константинова, откуда до реки останется километра три—четыре.
В районе совхоза им.Мичурина, где река делает крутой двойной поворот, есть глубокая закоряженная яма. В ней довольно хорошо ловятся язь, голавль, плотва, изредка щука. С высокого правого берега открывается очень красивый вид. Внизу сверкает извилистая лента реки, за ней расстилается широкая зеленая пойменная долина, а дальше, до горизонта, уходят леса.
Добраться туда можно пригородным поездом до остановки Симбухова будка, от которой нужно пройти на северо-запад километра два-три. Ниже этого места Пенза для рыболова не представляет интереса до железнодорожного моста («Бригадирского») у села Кривозерье, а чуть повыше и ниже моста ловится пескарь крупный, черноспинный и берет хорошо. Кроме того, есть ерши, плотва, окуни, голавли, но все мелочь.
Лишь ниже, к Терновке, есть несколько ям у крутых берегов, где попадаются голавлики весом до 400—500 г.
Зимой в устье реки сходятся подледники. Ловят ершей, хотя ерши изрядно попахивают керосином — в реку сбрасывает свои отходы дизельный завод.

ИВАНЫРС
Неподалеку от Лунино у села Иванырс в Суру впадает речка Иванырс. И в устье и выше у Иванырсенского лесозавода она для рыболова не представляет никакого интереса — ручей с одними пескарями. Но еще выше, у деревни Березенка, точнее у Березенского лесозавода, Иванырс, петляя по лесу, образует довольно порядочные глубокие омутки. И вот в этих-то омутках на удочку хорошо ловится голавль весом 500—600 г и даже до килограмма.
Местные рыболовы ловят исключительно на «короеда», которого без труда добывают тут же под корой старых пней, однако применение других насадок, безусловно, даст не худшие, а, пожалуй, лучшие результаты.
Кому доведется быть в этих местах, — попробуйте половить. Не пожалеете, тем более, что места эти очень живописны.

ИШИМКА
Между станциями Канаевка и Асеевская колеса вагонов гулко грохочут на небольшом железнодорожном мосту. Под мостом р.Ишимка. Я не случайно ограничился одной буквой «р»: не знаешь, как назвать Ишимку — речкой или ручьем, скорее ручьем.
Километрах в четырех на северо-запад от Асеевской находится поселок Песочный. Здесь и ниже в извилинах Ишимки есть небольшие омутки, где на удочку хорошо берет мелкий язь и довольно крупная красноперка.
В верховья Ишимки можно попасть с автодороги Москва-Куйбышев. У села Н.Ишим есть достаточно обширные плесы, где мне приходилось ловить спиннингом щук и мелких голавлей удочкой на кузнечика.
Интересно, что вода в Ишимке почти всегда мутная, что, однако, по моим наблюдениям, не особенно влияет на клев.

ВЯДЯ
Эта река совсем маленькая, всего 46 км. Начинается у села Лопуховки и до Александровки представляет собой мало интересный для рыболова ручей.
Зато от Александровки до поселка Подлесный («Коммуна») Вядя очень хороша, особенно в.утренние и вечерние часы, когда ее неширокая должна между высоких лесистых берегов вся просвечивается косыми солнечными лучами.
Река то быстро бежит по песчаному ложу, то образует на многочисленных извивах омутки. В этих омутках можно половить окуней, голавлей, есть и щука. Мне, например, приходилось ловить на Вяди голавлей до 500— 600 г на майского жука.
На Вяди стоит побывать. На большой улов рассчитывать, правда, нельзя, но отдохнуть можно хорошо. Попасть на нее нетрудно: через Бессоновку, или автобусом до села Сосновки, а также на попутных автомашинах через Светлую Поляну.

* * *
О реках все. Автор не ставил задачу описать подробно все пензенские реки, да и сделать это в книжке в три печатных листа просто невозможно. Автора могут упрекнуть, что он писал о мелких реках — Ишимках, Иванырсах, и ничего не сказал о крупной рыбной реке Вороне, реках Выше, Ваде.
Да, Ворона рыбная, красивая река, но до нее пензенским рыболовам, для которых в основном и написана эта книжка, нужно чуть ли не через Тамбов добираться. Лишь редкий рыболов, да и то случайно, попадает на Вышу или на Вад, в самый дальний северо-западный угол области.
Колышлейка и Шукша, Пенза и Вядя не сулят обильных уловов, зато они рядом, дорога к ним нетрудная, а для рыболова, тем более начинающего, это очень важно.

НАШИ РЫБЫ
Наши рыбы, те, конечно, которые представляют интерес для рыболова, разделяются на три группы.
К первой относятся рыбы, пользующиеся наибольшей популярностью у рыболовов; во вторую войдут рыбы менее популярные, чаще всего потому, что ловля их требует большого мастерства; и, наконец, в третью — те, которых хоть и ловят часто, но ловят «от горькой жизни», когда больше ничего не ловится.
Разделение это условно, лишено всякого научного обоснования, но, мне кажется, оно «привязано к месту» и соответствует действительному положению вещей.
В самом деле, окунь, щука, голавль, язь широко распространены, известны всем, и все они — основной объект рыбной ловли. Лещ, сазан и встречаются не так часто, и ловит их не всякий. Сазанятник, лещатник — рыболовыуже высшей квалификации. -
Ерш, плотва, пескарь — ну, уж это сами понимаете, почему они попали в последнюю группу.
Рыболовы, думаю, согласятся с такой «классификацией», автору же она поможет установить определенный порядок, очередность в изложении, а потому, попросив прощения у ихтиологов за некоторую вольность, я начну с первой группы.

ОКУНЬ
Несколько лет тому назад я бродил с ружьем в пойме Суры в районе Вазерок и Пыркино.
Солнце уже перевалило за полдень, когда я, подойдя к старице, услышал за кустами чье-то сердитое ворчанье. За кустами оказался старик в замызганной телогрейке, в каком-то допотопном картузе из морской травы. Он сидел у нависшей над водой ольхи и кого-то ругал, — ругал, надо сказать, со знанием дела. У его ног на рогульках были укреплены три удочки с грубыми березовыми удилищами. Неуклюжие поплавки из сосновой коры непрерывно шевелились.
— Дед, ты чего ругаешься? У тебя вон берет — тащи.
Старик вздрогнул от неожиданности и без промедления переключил свою ругатню на меня. Я все же присел, решив установить, что же так расстроило рыболова. От предложенной папироски дед сердито отмахнулся и еще больше взъерошился.
— Тащи! Чего тащить-то — вот эту мелюзгу, — тут он поднял из травы окунька граммов на двести и с сердцем бросил его к моим ногам.
— Или тебе мало? Хоть таких-то налови, — не удержавшись, подковырнул я.
Старик окончательно разошелся. Упомянул о непутевых охотниках, которые попусту болтаются по болотам, — в общем, от деда пришлось уходить.
Часа через три я вновь прибрел на это место, уже с уткой на поясе. Старик сидел там же, но на этот раз он сам поманил меня рукой.
— Ты, милок, не серчай за давешнее. Это я на мелочь разбушевался — больно она насадку обсекает, а я серьезную рыбу ловлю. Вот, глянь-ка, какую, — и он вынул из воды корзину, в которой заворочалось что-то большое.
Я так и ахнул — такая красота открылась передо мной. Даже невозможно было поверить, что родилась она вот в этом самом омуте, мрачном, с тухловатой глянцевито-черной водой.
В корзине лежали три окуня. Все один к одному горбатые, темные, они так и слепили ярко-красными плавниками и брюшком цвета яичного желтка. Перед этими красавцами утка моя, которой я, признаюсь, собирался подзадорить рыболова-неудачника, как-то поблекла. Вынув одного, я смерил его длину спичечным коробком: он уложился шесть раз с гаком, т.е. длина окуня была больше 30 см. Таких я никогда — ни до ни после — не только не ловил, но и не видал.
А дед, ухмыляясь, посматривал на меня и сам, видно, любовался окунем. Тут я и разглядел, что глаза-то у него добрые-добрые и сам он совсем не сварливый старик.
— На что ловишь, дедушка? — спросил я.
— На кучу глист, — и, вынув из воды удочку, он показал мне солидный пук червей, нанизанных на крючок, — самая его еда... Ну, давай теперь твою папироску...
Окунь встречается во всех наших реках и в большинстве озер. Ловят его на поплавочную удочку, реже на донную, наживляя крючок самым прозаическим червем. К осени хорошей насадкой служит малек.
Окунь — частая добыча спиннингиста. Я ловил их на блесну типа «Универсалки», причем ловля была добычливее, когда спаривал две блесны — впереди поменьше, вращающуюся, за ней, на поводке 30—40 см покрупнее, колеблющуюся. Забегая немного вперед, замечу, что такая оснастка оправдывала себя и при ловле щуки. Блесну окунь хватает жадно, но выводить его надо осторожно, иначе вместо рыбы на тройнике может оказаться одна губа — губы у окуня слабые.
Но все-таки в летнее время окунь у рыболовов отодвинут на второй план. Ловят его, если не считать осенней ловли, на малька, больше попутно, если попадется.
Зато зимой окунь — главная рыба. С перволедья все спешат ловить окуня. Потом в «глухие» месяцы — январь и февраль — клев ослабевает, бывает лишь периодами. Это, впрочем, справедливо не только для окуня. С марта клев улучшается, и наиболее активный клев наблюдается со второй половины марта. Практически ловля заканчивается лишь потому, что на лед озера уже не проберешься из-за начавшегося разлива.
Подледники ловят окуня на зимнюю блесну и на мормышку. Года четыре назад только блеснили, потом окуню предложили мормышку с кусочком навозного червя. Окунь охотно переключился на новую насадку и на блесну стал брать хуже, чем раньше.
Мотыль употреблялся редко — ведь его привозили из Москвы. Но два года назад были найдены богатые «месторождения» этой лакомой насадки совсем под боком — у фабрики «Маяк революции», и теперь окунь на червя и не глядит. Однако весной 1963 года у него вновь пробудился интерес к блесне. Так, на озере Лебяжьем у Никоново окунь брал попеременно с рассвета обычно на мелкую — 10—15 см — блесну, а днем уже требовал мотыля.
Излюбленные места ловли, кроме Лебяжьего озера, — в пойме Суры у Лунино, на Хопре у Телегино и Жмакино, и, наконец, на Старой Суре у Хована и у Кичкилейского ключа. По перволедью окунь ловится и выше плотины фабрики «Маяк революции». Все места, куда пробираются подледники, не перечислишь, окунь распространен повсеместно, и если его где-нибудь не ловят, то это не значит, что он там не будет ловиться Надо искать!
Следует заметить, что при подледном лове исключительное значение имеет знание водоема. Иногда окунь хорошо берет в одной лунке, а в лунке рядом на расстоянии 1—2 м на ту же насадку или блесну клева совсем нет. Это зависит от микрорельефа дна. Чаще всего «счастливой» лункой оказывается та, под которой находится какая-нибудь коряжка или ямка, откуда окунь подкарауливает свою добычу.
В заключение о размерах рыбы. Увы, в большинстве случаев это «стандартный» окунь длиною 10—12 см. Таких, случается, налавливают по полторы—две сотни. На окуня длиною свыше 20 см сбегаются смотреть все — редкая удача!

ЩУКА
Позади меня стеной поднимается крутой берег, передо мной костёр, дальше чуть угадывается река. За светом костра ее не видно, лишь когда притухнет огонь, из темноты смутно выступает куст ивняка у самой воды и под ним метелки прибрежного тростника.
Ночь свежая, но между костром и берегом тепло и даже уютно. Две большие коряжины, притащенные сюда еще весенним половодьем и хорошо просохшие за лето, горят ровно и жарко. Костра хватит надолго.
Спать еще не хочется. Я лежу навзничь, подложив под голову рюкзак, и смотрю, как надо мною проходит ночь. В дыме костра дрожат далекие звезды, где-то на излучине реки тоскливо и жалобно посвистывает куличок, у берега в осоке возится и булькает кто-то небольшой, наверно, водяная крыса — чего ей не спится?
Изредка наверху зашелестит в полыни ветер и, скользнув с кручи вниз, раскачает пламя костра, откинет дым к реке. Тревожно, сухо зашуршит тростник.
Ночь идет... Никнет пламя костра, все реже взметываются вверх его языки, звезды видны отчетливее, будто спустились пониже. Ночь, звезды, костер... Вот так же, наверно, сидели у костра охотники и рыболовы в давние-давние времена. Так же тянулись к ним лучи далеких звезд, шуршал у реки тростник, уныло дрожал в ночи крик кулика, и ветер приносил к костру запах дорожной пыли и полыни, волнующий, манящий вдаль запах. И пройдут годы, десятки, сотни лет, изменится многое, но все равно всегда, пока люди живы, они будут уходить к кострам, на свежий ветер, под просторное звездное небо...
Холодок озноба бежит по спине. Поеживаюсь, жмусь к костру и, наконец... просыпаюсь. Когда заснул, и сам не помню. Костер прогорел, подернулся пеплом, звезды ушли со своих мест. Времени-то, оказывается, шесть часов, а еще темно — долга же ты, сентябрьская ночка!
Вновь ярко пылает костер, бурлит в котелке чай. Начинает светать... Немного погодя, с неохотой покидая тепло, иду к реке проверять жерлицы. На первой — изжеванный живец, — побывал у щуки в зубах, на второй — леска с рогульки смотана и натянута под берег. Наверно, в коряги завела, но нет — идет свободно, только у берега заворочалась. Щучка небольшая, и не особо радует: уж больно легко досталась — подошел да вынул без всяких переживаний. На третьей жерлице тоже помятый живец. Значит, щука охотится, можно надеяться, что мне повезет...
Но вот уже и солнце пошло к закату, а везения все нет. Много осталось позади поворотов реки, много надежных мест обловлено, немало блесен посажено на корягах, но в рюкзаке одна утренняя щучка. Делать нечего, поворачиваю назад — пора уже выбираться к поезду. Иду по пройденным местам, на всякий случай делаю забросы то в соблазнительный прогал между камышами, то вдоль прибрежной осоки.
Но оно все-таки приходит — капризное счастье рыболова. Приходит, когда я уже собираюсь заканчивать ловлю.
Хватка у самого берега, и через мгновение щука трепыхается на траве. Впрочем, не щука, опять щучка, от силы полкилограмма вытянет. В этом же месте, не пройдя и полусотни метров, ловлю еще двух таких же щурят. Наконец-то клев начался!
А вот поклевка на глубине. Мягкая, но мощная. Это, видать, не щуренок-сорванец, а потому — осторожно, не торопись! Рыба идет туго, каждый метр лески беру у нее с трудом. Понемногу отступаю от мешающих кустов к отмели, где попросторнее, при этом приходится чуть не по колена залезть а воду. Борьба продолжается, вот уже щука на виду... Эх, и здорова! Но что это? Блесна-то зажата у нее поперек пасти и тройник лишь слегка вонзился снаружи. Вот-вот сорвется, а тука, как назло, начинает отчаянно сопротивляться — вон как хвостом хватала! Кое-как подвожу щуку к ногам, пытаюсь поддеть ее багорчиком и... промахиваюсь. Пронзительно визжит приторможенная катушка, рыба уходит вглубь.
Вновь подматываю, и снова щука у самых ног. Хватая с пояса багорчик, я на миг ослабляю леску, и тут блесна вываливается из щучьей пасти. Все... сорвалась... Но щука какую-то долю секунды стоит в оцепенении. Короткий рывок багорчиком — есть! Теперь моя. Вытаскиваю свою добычу на берег, подальше от воды. Закурив, долго любуюсь пятнистой хищницей. Хороша, ничего не скажешь, хоть и нелегко досталась...
— Так она тебя и будет дожидаться, пока ее багорчиком поддернут, — усмехнется кто-нибудь с недоверием.
Ждет щука, конечно, не багра. Но во всех случаях, когда у меня щуки сходили с блесны, они не сразу удирали, как, например, окунь или голавль, а некоторое время продолжали стоять неподвижно и, только «опомнясь», медленно уплывали вглубь. Чем объяснить такое «шоковое» состояние после схода, не знаю, но мне уже трижды удавалось им воспользоваться и овладеть, казалось бы, безнадежно упущенной добычей. Поэтому, если случится такое, — не зевайте!
Щука, пожалуй, самая популярная рыба у рыболовов, особенно у спиннингистов. Встречается она повсеместно — в реках, старицах, озерах, однако, ловится она не везде одинаково. В Суре щука, конечно, есть, а вот случаи поимки ее, тем более на блесну, единичны. Наоборот, на Хопре и на Колышлейке спиннингисты ловят почти исключительно щуку.
На какую блесну лучше ловить? Тут выбор очень большой. Наверно, у каждого рыболова есть своя, особо уловистая. Чаще всего употребляется «Кеми», «Норич». Я успешно ловил на «Универсалку» и на тяжелую пластинку, изготовленную из трехмиллиметровой латуни. Эта блесна забрасывается без груза и обеспечивает точное попадание в нужное место.
От употребления стальных поводков я отказался. Леску толщиной 0,5—0,7 мм щуки у меня никогда не перекусывали.
Не менее распространена ловля щуки на живцовую снасть — донные и поплавочные удочки и жерлицы. Ловля на жерлицы и донные удочки по существу почти не отличается одна от другой, и оба способа мало интересны, т.к. почти не требуют от рыболова активных действий, хотя жерличная ловля, особенно в озерах, в реках на тиховодье, бывает добычливой.
Ловля с поплавком гораздо активнее. На мой взгляд, заслуживает внимания способ местных рыболовов в верховьях Хопра. Грубое удилище, а то и просто легкий шестик длиной 3—4 метра, толстый прочный шнур из кордовой нити или леска 0,9—1 мм, крупный, часто самодельный крючок и большой поплавок, иногда обломок палки, привязанный к леске поперек — вот эта с виду совсем не спортивная снасть.
Рыболов, насадив живца, опускает его с берега в небольшие «оконца» между травой или листьями кувшинок, постепенно облавливая участок, где предполагает стоянку щуки.
Как только щука взяла живца и подсечена, ее силой, не считаясь с тем, что она запуталась в траве, тащат на берег.
В сильно заросших водоемах, где спиннингом негде даже провести блесну, такая грубая снасть вполне себя оправдывает. Менее прочная удочка, рассчитанная на вываживание рыбы, неприменима, т.к. рыба обязательно запутается в траве и обрыв лески или поломка удилища неизбежны, а сама щука почти всегда будет обречена на бесполезную гибель.
Для насадки при живцовой ловле употребляются плотва, голавль, окунь, пескарь. Последний, правда, мелковат и затаивается на дне.
Иногда живцом служит — и неплохо — ерш. На карася щука берет не во всех водоемах, а как живец он хорош — не скоро засыпает.
Ловля щуки начинается вскоре после половодья, как только просвежится вода, иногда в конце апреля, но обычно в первой декаде мая. В это время у щуки, успевшей отдохнуть после нереста, начинается весенний жор, когда она жадно хватает чуть ли не любую блесну и добычливо ловится на живца. Следующий период жора бывает осенью, начинается он примерно в первой половине сентября и длится до начала замерзания водоема. Осенний жор менее активен, чем весенний, может быть, по тому, что он гораздо продолжительнее.
Летом клев щуки ослабевает, особенно в жаркую погоду. Кратковременные периоды клева перемежаются с более длительным бесклевьем. Клев обычно улучшается в утренние и предзакатные часы, но иногда и днем при значительной облачности и ветре, поднимающем на поверхности воды рябь, бывают неплохие уловы.
Довольно хорошо ловится щука по перволедью на жерлицы и блесну. В зимние месяцы клев ослабевает и вновь усиливается в марте. Вообще же зимой щука, как и все наши рыбы, за исключением налима, малоактивна, больше стоит на месте и блесну или живца ей нужно «подсовывать под нос».

ГОЛАВЛЬ
Середина мая… Утро весёлое, солнечное. На небе ни облачка. Лёгкий ветерок слегка рябит воду. По крутому берегу реки сплошная заросль ивняка, нижние ветви кустов тихо перебирает течение. Из зарослей в реку вдается обнаженная круча. Под кручей глубокий омуток с замедленным течением.
На этом самом месте я позавчера поймал щуку, уже девятую с тех пор, как я начал говорить о себе «мы, спиннингисты»...
Что-то здесь будет сегодня? Надежда на десятую почти равна уверенности. Заброс, другой... Блесна ложится точно. Туда, куда я захочу, — здорово я все-таки наловчился! Подмотку делаю, как всегда, быстро вращая катушку. Еще несколько забросов и... поклевка! Как раз там, где взяла позавчерашняя щука. Есть, сидит на тройнике... тащу. Вот она, десятая!
Метрах в трех от берега на поверхность воды выворачивается крупная рыба, ярко блеснув нещучьей белизной и красными плавниками.
Да ведь это не щука, кто же? Постой, наверно, голавль. Точно, он. Вот это да!
Но прекрасный незнакомец бросается в сторону и, вильнув хвостом, скрывается под водой, вместо тугой лески унылое ощущение пустоты.
Сошел... Вот, оказывается, как рыба-то сходит, такого я еще не изведал. Все девять щук как взяли, так и на берегу оказались. От обиды и досады темнеет в глазах, трясутся руки — какого упустил, раззява!
Закуриваю, немного успокаиваюсь. Бросаю снова. На четвертом забросе поклевка, уже знакомая, и те же беспорядочные тупые рывки. Голавль поменьше первого показывается мне на том же самом месте и… точно так же, метнувшись в сторону, освобождается от блесны. Я ошеломлен...
С третьим происходит все то же, как по расписанию. Это уже невероятно. Наваждение какое-то. А когда такую же штуку устраивает и четвертый, я в изнеможении опускаюсь на траву. Ничего не понимаю!
Подходит спиннингист. Пожилой, видать, опытный. С жаром бессвязно рассказываю ему о голавлях, прошу объяснения. Он толкует мне что-то про безоблачное небо, про слабый клев и что вообще в это время голавль плохо засекается. Советует мне снять с головы белый платок, которым я повязался от солнца, — голавль пугается.
— Пугается, а берет один за другим, — думаю я. В общем, ничего-то он мне путного не сказал, и сам я ни до чего не додумался.
Еще через день, — надо же использовать отпуск, — я опять на рыбалке.
От высокого крутого берега до уреза воды метра четыре. Из воды торчит глинистая глыба, отвалившаяся с кручи во время половодья. Сильное течение бьет в глыбу и тугой струей поворачивает обратно, сердито закручиваясь водоворотами. В этом обратном течении то и дело всплескивает какая-то крупная рыба, прямо у меня под ногами, и на мое присутствие никак не реагирует.
Посылаю блесну... туда... сюда — не берет. Меняю блесну — тоже не берет. Все блесны, какие были, перепробовал — не обращает внимания.
Надоело. Еще десять забросов сделаю и уйду.
Над рекой летит чайка. Красивая. Засмотрелся, забыл про подмотку. Пусть блесна болтается на течении, все равно... и вдруг—рывок! Тащу, вернее, выхватываю из воды рыбу. На берегу... голавль — 1.150 г (дома взвесил!). Засекся — еле тройник вынул из мясистого рта. Да, но почему же те голавли так не засекались? Постой, постой, ведь у меня блесна-то на месте стояла, только на течении держалась... Не в этом ли секрет?
Неподалеку еще такое же место и те же знакомые всплески. Опять забрасываю удачливую блесну и, выведя ее на течение, прекращаю подмотку. Блесна, замедляя вращение, постепенно тонет. На третьем забросе в струе мелькает что-то белое, хватка и... на берегу второй голавль, поменьше, 900 г. Разгадал, в чем дело!
Так я познакомился с этой красивой сильной рыбой, толстолобым, осторожным голавлем и понял, как его нужно ловить спиннингом.
Голавль, видимо, не способен сделать, как щука, молниеносный бросок за быстро идущей блесной, и если все-гаки догоняет блесну, то успевает схватить ее только губами и потому срывается с тройника. Это и случилось во время моего первого знакомства с голавлями, когда клев голавля был не слабый, как мне пытались объяснить, а наоборот, активный. Голавли жадно хватали блесну, даже не пугаясь шума и возни при вываживании ранее попавшихся на тройник голавлей.
Обычно же при поимке первого голавля все остальные стремительно удирают, и их нужно довольно долго ждать или переходить в другое место.
Поэтому ходовая ловля голавля удочкой, не говоря уже о спиннинге, всегда успешнее.
При ловле голавля на спиннинг я вначале применял блесну «Универсалку», но потом перешел на небольшие блесны типа Трофимовской из меди, причем до блеска я зачищал лишь часть выпуклой стороны, оставляя всю блесну совсем неочищенной. Они оказались более уловистыми.
При ловле голавля удочкой каждый легко убедится, насколько изменчив вкус у этой рыбы. Иногда в течение одного дня приходится несколько раз менять насадку. Дело доходит до курьезов. Как-то на Суре в Никоново мы перепробовали все насадки и от всех голавль упорно отказывался. Перезакидывая удочку, я случайно зацепил крючком за желтый цветок сурепки. Хотел было снять с крючка цветок, а потом решил — авось, хоть на цветок возьмет. И что же, не успел цветок коснуться воды, как последовала поклевка, попался небольшой голавль.
Наиболее часто употребляются такие насадки. Весной — тесто, сдобренное конопляным, или анисовым маслом, потом майский жук и его личинки, рак или раковая шейка, очень хороша личинка стрекозы. В июне на стволах тополей и ив появляются гусеницы с ярко-желтыми пятнами на спинке. Это гусеницы бабочки ивовой волнянки, которую чаще называют «слепцом», — лакомая насадка для голавля. Годится и сама бабочка. Впрочем, голавль не отказывается и от других гусениц, бабочек, стрекоз, жуков. Я ловил его также на черных тараканов, шмелей, слепней и даже на пауков. Когда появятся кузнечики, голавль хорошо берет и на них. К осени я наблюдал хороший клев на черный хлеб, пропущенный несколько раз через мясорубку вместе с толченым конопляным семенем. Ловится голавль и на лягушонка и на живца.
В общем, набор насадок весьма обширен, но, повторяю, вкус у голавля весьма изменчив, и надо внимательно присматриваться, чем кормится рыба в день ловли, что летает над водой и что падает в воду. Вот это «что» и лучше всего насаживать на крючок.
Я ловил чаще на поплавочную удочку, оснащенную проволочной катушкой с леской 0,4 мм. Крупный поплавок из обожженной пробки устанавливал на расстоянии 30—40 см от крючка № 10. Насадку укреплял на крючке так, чтобы жало крючка вместе с бородкой было снаружи. Это правило нужно обязательно соблюдать, когда насадкой служат жуки, твердый хитиновый покров которых с трудом прокалывается жалом крючка, и рыба часто не засекается.
Подкравшись, маскируясь кустами или высокой травой, на бровку крутого берега, я намеренно с шумом опускал в воду насадку и поплавок. Шлепанье поплавка по воде привлекало внимание рыбы, и если голавль находился поблизости, то немедленно следовала поклевка. Иногда голавль сначала бросался на поплавок, а потом уже хватал насадку.
Очень увлекательна и добычлива ловля голавля нахлыстом, особенно с лодки, которой рыба почти не боится и с которой можно обловить места, не доступные с берега.
Но специалисты-голавлятники предпочитают все-таки донную удочку. Удилище длиной 4—5, а то и 6 метров, иногда вместо лески употребляют тонкую стальную проволоку, называемую «серебрянкой», и считая ее прочнее лески из полиамидной смолы, уже не вываживают голавля, а волокут его на берег силой.
Попавшийся на крючок голавль сопротивляется упорно, но без фокусов, как, например, щука или сазан, суматошно и бестолково бросается из стороны в сторону и, чаще всего, оказывается на берегу, так как засекается своим мясистым ртом наверняка.
Где ловить голавля? Да в любой реке. Чаще всего он держится у крутых берегов, где подхватывает разных насекомых, сносимых ветром с берега. Любит он приглубистые места с неровным дном, где ямы чередуются с выступами, есть завалы камней, глинистых глыб. Часто голавля можно встретить на перекатах, особенно при убыли воды. Тиховодья голавль все-таки избегает, ему больше по вкусу умеренное, даже сильное течение.
Красавец голавль — сильная, осторожная рыба, ловля его весьма интересна, спортивна и оставляет после себя неизгладимые впечатления.

ЯЗЬ
Сам себя я считал неплохим рыболовом - ещё бы, спиннингист! Однако Семен Петрович на этот счет имел иное мнение.
— Вот я смотрю, — заговорил он как-то со мной, — вы как ни приедете к нам на лесопункт, так почти каждый вечер на старицу бегаете с удочкой — значит любитель этого дела.
Я подтвердил — действительно, любитель, и он продолжал:
— Любить-то вы любите, но, простите меня, старика, за прямоту, ловить не умеете.
— Как это не умею, — удивился я, — вчера на уху принес? Принес...
— Да разве по нашим местам это улов! Столько мелочишки и мой внучонок Петька побыстрее вас надергает. Вы уж не обижайтесь, что я так говорю... Я так думаю, человеку помочь надо. Вот, если желаете, пойдемте завтра со мной. Половим по-настоящему.
Что счетовод он хороший, я знаю, — подумал я, — но какой из него рыболов, это надо посмотреть. И согласился.
Над старицей растекается, путаясь в кустах, седовато-сизый туман. Под деревьями еще сумрачно, а самая макушка высокой ольхи уже позолочена первым лучом. На поверхности воды расходятся круги и кружочки.
— Играет рыбка-то, — кивает Семен Петрович на старицу и, видя, что я начинаю разматывать удочку, останавливает меня. — Вы погодите, приглядитесь сперва. И червей своих уберите, они ни к чему — теперь для язя самая насадка пареный горох. Смотрите-ка, что сейчас будет, — и он бросает горсть гороха в воду.
Омуток, на крутом бережку которого мы присели, сразу оживает. Поверхность воды покрывается кругами, волнуется, в глубине мелькают крупные рыбы...
— Ишь, как набросились, — усмехается Семен Петрович, — они у меня тут приваженные, — старик усаживается поудобнее, закуривает. Он спокоен, а меня уже лихорадит — чего он еще ждет?
— Ну, покурили, теперь начнем, — Семен Петрович насаживает на крючок мягкую горошину... Заброс, и почти тут же поплавок резко трогается и косо уходит в глубину. Вслед за подсечкой удилище гнет сильная рыба, леска, бурля, режет воду и вот уже на поверхность, кувыркаясь, выскакивает, сверкая малиново-красными плавниками, крупный язь.
А старик по-прежнему спокойно, без суеты вываживает рыбу, а я словно другими глазами гляжу на него. Это уже не тот Семен Петрович — счетовод лесопункта, что усердно щелкает день-деньской на счетах, согнувшись над столом. Тут он совсем другой — моложе, выше, ловчее, движения его уверенные, сноровистые. Да это же мастер своего дела, а я перед ним лишь заносчивый недоучка!
Рыба утомлена — хватила воздуху. Еще миг, и... вот, он в подсачке — уже на берегу — крупный язь. Бьется, вырывается из рук, весь золотистый, до невозможности красивый.
— Первого захороводили, — подмигивает Семен Петрович, — дело за вторым.
И я уже не удивляюсь, когда он менее чем за полчаса так же блестяще ловит еще трех язей.
— С меня хватит, — и старик передает удочку мне, — теперь вы практику сдавайте.
Не только ловить язей, многому я научился у этого чудесного старика. А главное понял, что рыболову никогда нельзя считать себя всезнайкой, нельзя успокаиваться, и всё время искать, искать и искать. Впрочем, только ли рыболову?
Ловля язя увлекательна и, безусловно, спортивна. Эта «умная», осторожная и проворная рыба доставит рыболову много и хлопот и радости.
Язь встречается повсеместно. Его излюбленные места — глубокие закоряженные ямы с иловатым неровным дном и умеренным течением.
Способов ужения язя много — поплавочной удочкой в проводку и в стоячей воде, нахлыстом, на донную удочку. Насадка также весьма разнообразна. Весной — майский жук и его личинка, закорники («короеды»), рачье мясо, мочка червей. Летом — гусеницы, кузнечики, тесто, пареный горох, кусочки конопляного жмыха. Для привады и прикормки употребляются отруби, жмых.
Ловля язя начинается как только реки войдут в берега, и устойчивый клев продолжается с небольшим (10— 20 дней) перерывом во время нереста, примерно до июля. В августе—сентябре клев вновь улучшается.
Лучшее время ловли утром до 7—8 часов и вечером часов с 4—5 дня. После длительного ненастья язь неплохо берет весь день. Бывает добычливой и ночная ловля.
У спиннингистов язь—случайная добыча, но все же блесну он хватает. Ловят также язя и подледники, главным образом, на мормышку с мотылем, причем чаще всего язь попадается в марте—апреле пред вскрытием рек.
Мелкий язь (подъязок) — рыба у нас распространенная. За более крупными язями можно ехать на Суру за ст. Кутлю и ниже, много язя на Мокше в Прянзерках и в районе Колычевской мельницы.
Неподалеку от Пензы язь ловится на Старой Суре и даже в черте города, хотя тут он изрядно попахивает керосином. Язь — невзыскательная к чистоте воды рыба, мало того, его даже привлекают места, где в реку сливаются загрязненные сточные воды.

ПОДУСТ
Подуст крупный, весом до килограмма, встречается лишь в источниках… литературных, пензенским рыболовам подуст больше 300—400 г как будто и не попадался. Рыба костлявая, к тому же портится быстро, до дому иной раз не успеешь довезти - словом, рыбешка так себе, незавидная. Но все-таки в ходу подуст у рыболова!
Полетит пух с тополей и, смотришь, тот тут, то там стоят они у плетней по пояс в воде, зубами дробь выбивают, но из реки не вылезают — подуст пошел.
Секрет такой популярности подуста в том, что в июне, как ни говори, клев у другой, более стоящей рыбы ослабевает, а подуст берет и берет бойко, на крючке упорист, вертляв, да и подсечь его уметь надо. И выходит, что подуст рыба вполне спортивная, а ловля его веселая.
Ловят подуста почти всегда в проводку из-под плетня на течении в местах с глинистым или песчано-галечным дном. Глубина 1 — 1,5 м. Если удается угадать «ход» рыбы, который обычно совпадает с какой-нибудь продольной ложбинкой на дне, то все подусты из подошедшей стайки окажутся в корзине на зависть тем, которые на эту «счастливую струю» не попали.
Ловля начинается с восходом солнца, а иногда и раньше, с полудня клев ослабевает и вновь усиливается к вечеру.
Удилище для проводки требуется легкое, хорошо сбалансированное, чтобы не утомлялась рука, леска 0,1—0,2 мм, крючок № 4—5, поплавок легкий.
Насадка — червь, опарыш («шкварка»), муравьиные яйца, пареная пшеница, хорош мотыль, но его труднее достать и эту насадку очень сбивает мелочь. Прикормка необходима, но в меру, чтобы не закормить рыбу. Прикармливают подуста гречневой кашей, отрубями, муравьиными яйцами.
В проводку лучше всего, конечно, ловить с лодки, закрепляемой на кольях поперек течения, но уж если ее нет, то приходится лезть в воду — охота пуще неволи.
Между прочим, некоторые рыболовы утверждают, что для ловли подуста вовсе не обязательно стоять по пояс, а то по грудь в воде, а вполне успешно можно ловить его на мели с берега или, в крайнем случае, взабродку ниже колен. Приверженцы «глубинного лова» возражают:
— Так только мелочь одну можно поймать, настоящего подуста надо глубже искать. — Кто из них прав — покажут время и уловы.

СОМ
Сомов-великанов весом 12-15 и даже 25 пудов упоминал ещё Сабанеев, и наверно, с его легкой руки повелось так, что всякий разговор о сомах начинается именно с восклицаний — «Вот это был сом!!!»
Действительно, сом, по крайней мере, в наших пензенских реках самая крупная рыба. На Хопре возле деревни Софьино мне пришлось... увы, только сфотографировать и даже не сома, а место, где перед моим приездом местный рыболов удочкой на кучу червей поймал сома длиной 195 см. На Мокше ниже Колычевской мельницы я был свидетелем того, как сом часа три таскал за собою лодку с рыболовом. В соме, соблазнившемся опаленной галкой, оказалось 96 кг.
Но это все редкости. Обычно же у нас ловят сомов до 5—7 кг. Фотоснимок рыболова с сомом весом 10—12 кг уже появляется в газете.
Цветет шиповник... К этому времени любители ловли сомов уже наготове — сом начинает брать.
На поплавочные удочки сомов ловят лишь случайно, основная снасть — донная удочка. Леска 0,9—1,0 мм и толще, крючок самый крупный, специальный сомовий. В качестве донки при ловле сомов, как, впрочем, и другой рыбы, за последнее время все чаще применяется спиннинг. Насадка — живец, лягушка, мочка дождевых червей, мясо ракушки, опаленная мертвая птица — воробей, галка, цыплёнок.
Лучше всего сом ловится в темные теплые ночи, особенно, когда моросит мелкий дождь, хороший клев бывает и на утренней заре перед восходом солнца. Иногда сом берет и днем, но во всех случаях обязательна теплая погода. При похолодании сомы предпочитают отлеживаться в ямах и на жировку не выходят.
Искать сома следует на отмелях, вблизи от «сомовьих ям» — мест его постоянного обитания, на приглубистых местах у перекатов, у крутых берегов, но все это лишь примеры. Лучшее место в каждом отдельном случае можно определить лишь тщательным изучением водоема, наблюдениями, опытом.
Сом у нас довольно распространенная рыба во всех крупных реках. Неподалеку от Пензы, у Куриловки, успешно ловят мелких сомят. Сомы покрупнее—до 5 кг попадаются на Суре у Пыркино и ниже Ст.Кутли. Немало крупных сомов ловят у станции Сура, где сомы попадались и спиннингистам на блесну. На Мокше, начиная от Чернозерья, и на Хопре от Секретарки, сомы встречаются часто, и местные рыболовы на уловы не жалуются.

ЛЕЩ
Напомню, что в начале этой главы мы договорились отвести каждой рыбе свое место в той или иной группе. С рыбами первой группы, в которой последним был сом, мы теперь встретимся уже на реке. Во второй группе первое место принадлежит, конечно, лещу.
Лещей ловят все. Но у рыболова средней квалификации лещ — добыча редкая, чаще всего случайная. Настоящий же лещатник — это уже рыболов первого класса, т.к. для успешной ловли лещей требуются хорошие знания места и повадок рыбы, огромное терпение и выдержка; приходится немало повозиться и с приготовлением насадок и прикормок.
Лещ — рыба крайне осторожная и «сообразительная», и поэтому при ловле его необходимо соблюдать полнейшую тишину — малейший шум сразу же его отпугнет. Поймать леща на грубую снасть — дело почти безнадежное. Ловят леща, главным образом, на поплавочную удочку, при ловле на донную удочку поклевка леща мало заметная и момент подсечки определить трудно.
Удилище должно быть прочным и длиною 4—5 м, т.к. насадка забрасывается подальше от берега.
Леска 0,3—0,4 мм, поплавок легкий, чувствительный, крючок № 5—8, груз — лучше скользящий.
Насадка вместе с грузом должна лежать на дне. Для насадки наиболее употребительны навозные черви, насаживаемые на крючок кучкой, опарыш, черный хлеб, очень хорош пареный горох. Прикормка необходима. Прикармливают лещей пареным овсом и горохом, отрубями, кашей, жмыхами, рублеными червями, творогом.
Лещ не любит сильного течения и держится больше в тиховодье у крутых обрывистых берегов, в ямах глубиной до 3—5 метров. В озерах леща следует искать также на глубине. Хорошо, если удается найти место, где за линией камыша начинается обрыв.
Ужение леща начинается в мае, но клев, довольно активный в это время, непродолжителен — лещ приступает к нересту, после которого, спустя дней десять, клев возобновляется. По времени это обычно совпадает с колошением озимой ржи. Июнь — первая половина июля для лещатников самая добычливая пора, затем клев ослабевает. Осенняя ловля леща начинается с конца августа и продолжается до полного опадения листьев на березе.
Мелкий лещ — подлещик изредка ловится на мотыля в оттепельные дни по перволедью.
Лучший клев леща бывает в утренние и вечерние часы, хорошо лещ берет и ночью, особенно при полной луне. Вообще же время клева у лета в течение суток во многом зависит от водоема, и ловля будет тем успешнее, чем лучше рыболов изучит место ловли и приноровится к данному водоему.
В Пензенской области лещ распространен во всех крупных реках и многих заливных озерах. Наиболее надежные места на Суре находятся на участке от Ст.Яксарки до устья Узы и от Ст.Кутли на всем протяжении реки до границы области.
Очень хррошие места на Хопре, начиная от Секретаре и ниже. Славится лещом и Мокша, где лещ хорошо ловится у Чернозерья, у Прянзерок и особенно под Наровчатом.

САЗАН
В ловле сазана, если иметь в виду её сложность и трудность, много сходного с ловлей леща. Сазан такая же, как и лещ, чуткая и осторожная рыба, требуется такое же терпение и усидчивость, так же нельзя шуметь во время ловли и столько же возни с приготовлением насадки.
Но есть и существенное отличие. Лещ после подсечки сильное сопротивление оказывает недолго, быстро утомившись, он теряет равновесие и боком всплывает на поверхность. Сазана же многие рыболовы зовут бешеной ры6ой, и не зря.
Попав на крючок, сазан борется неистово, с невероятной силой. То стремительно бросается вперед, вытягивая в одну линию леску и удилище, то норовит поддеть леску твердым спинным плавником и перерезать ее, то, кувыркаясь, летит к берегу, в коряги. И далеко не всегда схватка с сазаном кончается победой рыболова, в своем яростном сопротивлении сазан способен сокрушить самую прочную снасть.
Как только просвежится после половодья и потеплеет вода, сазанятники выходят на реку, однако лучший клев сазана начинается в июле и длится до конца сентября. Излюбленными местами этой рыбы являются ямы у крупных берегов с песчано-иловатым, а также глинистым дном. Любит сазан держаться и у камышей.
Время ловли — утренние часы до восхода солнца и предзакатные часы. Вся снасть должна быть прочной. Удилище лучше оснащать катушкой с запасом лески 0,6—0,8 мм не менее 30—40 м, крючок № 8—10.
Насадка — червь, личинка жука-носорога (сальник), тесто, вареный картофель, пшенная каша, конопляный жмых. Для успешной ловли необходима привада — пареное зерно, жмыхи, каши, вареный картофель, творог.
Сазаньи места — на Суре, у Никонова, на участке от Ст.Яксарки до устья Узы, но лучше ехать на Суру за Ст.Кутлю. Надо сказать, что в Суре сазан встречается не так уж часто. Несколько больше его в Мокше и в Хопре, начиная от Секретарки и ниже. Иногда сазан попадается и на Старой Суре в районе Хована и на Белом Омуте.
Но как ни редок сазан, а поймать его все же можно, и кому удастся это, тот может считать себя настоящим рыболовом.

НАЛИМ
Нам сегодня повезло. Не пришлось никого беспокоить. Приютились в бане на краю деревни.
В бане тепло, хоть немного и сыровато. А за окном осенняя ночь. Долгая, с порывистым злым ветром. И дождь — нудный, мелкий, похоже, затяжной.
Товарищ мой забрался на полок, уже похрапывает, меня на лавке тоже в сон клонит.
— Что ж, — думаю, — надо сначала сходить проверить донки, а потом спать.
Расталкиваю товарища. Он недовольно ворчит. Помогаем друг другу надеть мокрые одубевшие плащи, берем фонарики.
За дверью набрасывается ветер, швыряет в лицо холодные брызги дождя. Ноги скользят, разъезжаются, луч фонарика то выхватывает из темноты трепещущий на ветру кустик полыни, то предупредительно освещает рытвину. По скользкой глинистой круче кое-как спускаемся к реке. Вода сердитая, черная до жути.
— Ага, вот он первый колышек, — нащупываю около него леску — слабина. Вытаскиваю — рыбы нет, насадка цела. На следующей донке пустой крючок. Видно, пескарем полакомились раки. Еще одна пустая. А на этой, чувствуется, что-то прицепилось. Леска выбирается туго, но тяжесть какая-то мертвая — не то коряга, не то рыба. Но нет, наконец-то, заворочался.
Из воды показывается широкая сплющенная голова, за ней пятнистое тело — налим. Он почти не оказывает сопротивления, видимо, до него еще не дошло, что дело плохо. Лишь у самого берега налим вяло пытается освободиться, неуклюже забултыхавшись в воде. Вот он и на берегу, извивается змеей, прижимается к земле. Длинный, скользкий, маленькие злобные глазки. В общем, рыбка довольно страшноватая, под стать темной холодной воде. Крючок заглотал — не вынешь. Обрезаю леску, закоченевшими от холода руками привязываю новый крючок и, нацепив на него кусок куриной кишки, забрасываю донку на прежнее место.
С остальных донок снимаю еще двух налимов. Подходит товарищ. У него два, но покрупнее моих — килограмма по полтора.
Изрядно продрогнув, с трудом взбираемся на кручу, волоча на ногах чуть не по пуду грязи. Скорее в баню, в тепло!..
«Все это хорошо, — подумает кто-нибудь, — но зачем ловить в такую пору, да еще ночью? Или другого времени нельзя выбрать?»
Пожалуй, что и нельзя. Налим во многом не похож на остальных рыб. Вся рыба зимой вялая, сонная. Кто в иле спит, кто еле-еле плавает, на кормежку редкая выходит, а у налима — свадебная пора, в январе начинается нерест. Зато летом спит налим, забравшись куда-нибудь в нору или под корягу.
У налима с треской общие предки. Когда-то в море, согретом течением Гольфстрим, всегда было вдоволь и тепла и корма. Спать предкам было незачем. И вот с тех пор свято блюдет налим традиции трескового рода — бодрствует зимой.
Поэтому-то и ловля налима начинается, когда остынет вода. Особенно добычливы бывают темные ненастные осенние ночи перед ледоставом.
Перволедье беспокоит налима, он часто всплывает на поверхность и стоит у самого льда, но потом налим привыкает к изменившимся условиям, и его опять можно ловить.
Ловля нехитрая. Мне приходилось ловить налима на Айве тотчас же после спада весеннего половодья. Толстая нитка (кордовая), груз — гайка или небольшой камешек, насадка — пескарь, можно кусок пескаря — все равно. Забросишь всю эту снасть метра на 3—4 от берега, привяжешь конец лески за колышек и все.
Утром собираешь улов — небольших налимчиков весом 300—400 г. На Шукше у Гольцовской водокачки налимы ловятся покрупнее. Попадаются налимы весной и осенью и в Пензе на Суре. Можно ловить и зимой в лунке.
Насадкой, кроме рыбы, служат куриные кишки, печенка. Грубость снасти налима не отпугивает. Иногда при подледном лове налим хватает даже блесну.
Вообще же налим относится к тем рыбам, которых ловят от случая к случаю. Вероятно, это потому, что его не так уж много, хотя встречается налим почти повсеместно. К тому же ловля налима не особенно интересна и малоспортивна.

ЛИНЬ
Поплавок качнулся, немного подрожал и замер. Мелочь какая-нибудь за леску задела. Нет, опять дрожит поплавок, даже ерзает из стороны в сторону. Снова замер. Минута... другая — поплавок неподвижен. Вздыхаешь — отошла рыба.... Но поплавок неуверенно, чуть подрагивая, опять заходил то вправо, то влево. Еще остановка, еще легкая дрожь поплавка. И так не один раз. А ты ждешь, терпишь, забывая давить на шее комаров.. Но вот — наконец-то! — поплавок идет в сторону -постепенно убыстряя ход, начинает тонуть... Подсечка! Упористая рыба гнет удилище...
Линя — малоподвижную флегматичную рыбу начинают ловить в начале лета, когда она после нереста бродит в поисках пищи. В неглубоких, быстрее прогревающихся водоемах, клев начинается раньше, иногда с первой декады мая. В июле клев ослабевает, а с половины августа — в сентябре линь опять начинает клевать.
Во время кормежки линь обычно ходит вдоль прибрежной травы и в проходах между камышом или травой, где и следует его ловить. Лучше всего линь берет утром, не слишком рано, и днем в пасмурную теплую погоду.
Удочка для ловли линей должна быть оснащена очень чувствительным поплавком, способным сигнализировать о малейшем прикосновении рыбы к насадке. Крючок - № 5, № 6, леску, учитывая, что рыба часто запутывается в траве, следует брать попрочнее, 0,4, даже 0,5 мм, тем более, что линя грубость снасти не особенно смущает.
Насадка — навозный червь, но лучше всего мотыль, который неудобен лишь тем, что приходится употреблять мелкий крючок, с которого линь при вываживании в травянистом месте часто срывается. Прикормка — рубленые черви и творог.
Встречается линь повсеместно, но везде немногочислен. Излюбленные места его — речные заливы с медленным течением, старицы, озера, пруды с иловатым дном, заросшие камышом и тростником.
Линь есть в Хопре, в озерах у Никоново, на Старой Суре и, безусловно, в других озерах и старицах.
С виду линь несколько толстоват, неуклюж, но все равно рыба очень красивая. Вытащишь крупного, темно-зеленого, с бронзовым отливом и ярко-красными глазами линя и залюбуешься.

СУДАК
Судак – рыба по-настоящему спортивная и ловят ее спиннингисты и удильщики. Даже жены не так уж сильно на мужей ворчат, когда те с рыбалки судака привезут — вкусная рыба.
Судак любит чистую проточную воду и очень чувствителен к ее загрязнению. Поэтому он обитает, главным образом, в реках, где держится ближе к форватеру, в более глубоких местах с хрящевато-глинистым или песчаным дном и чаще всего у выхода в реку родников и ключей. В озерах судак встречается значительно реже и только в проточных или с достаточным питанием ручьями или родниковой водой, да и в этих озерах он, вернее всего, только гость, зашедший во время половодья из реки.
Ловиться судак в разных водоемах начинает не в одно время. В одних он берет лучше весной и осенью, в других летом, но все же, в большинстве случаев, лучший клев судака наблюдается в июне—июле.
Лучше всего судак берет, когда чуть брезжит рассвет и с наступлением сумерек, хотя в иных местах он клюет и среди дня.
Спиннингисты ловят судака на удлиненные узкие блесны и на снасточку с мертвой рыбкой с проводкой в полводы и у дна.
Ужение судака производится в основном на донную удочку на живца — пескаря, вьюна, ерша. Ерша, несмотря на его колючки, судак предпочитает, по моим наблюдениям, прочим живцам.
Удилище должно быть прочное, жестковатое, леска 0,5—0,6 мм, крючок одиночный № 9—10 или тройник№7.
Подсеченный судак сопротивляется довольно упорно, дергая леску короткими тупыми рывками, но быстро устает, а глотнув воздуха, сразу усмиряется.
Пасть у судака костистая, и поэтому бывают случаи, когда судак засекается слабо и держится не столько на крючке, сколько на живце, зажав его своего рода «мертвой хваткой». У самого берега он может разжать пасть и благополучно уйти. Это следует иметь в виду, и, учитывая относительно слабое сопротивление рыбы под конец вываживания, не особенно церемониться с судаком и гнать его к берегу, более форсированно, не давая рыбе опомниться.
Судак встречается у нас на Суре, начиная от Никоново и, чаще всего, на участке Александровка—Ильмино. Есть судак на Хопре и Мокше. Однако повсюду эта ценная рыба, к сожалению, немногочисленна.

ЖЕРЕХ
Жерех – это та рыба, поймав которую, спиннингист вправе считать себя сдавшим последний экзамен.
Жерех—хищник и выходит на свою «охоту» в дневное время. Бой жереха очень интересное и красивое зрелище. Молниеносно врезавшись в стайку мелочи на мелководье, он ударом своего мощного хвоста оглушает рыбешку и тут же жадно хватает ее. И вот спиннингисту требуется уловить момент такого удара, быстро и точно послать блесну чуть подальше всплеска и провести ее так, чтобы она, быстро вращаясь, шла по поверхности, временами даже выскакивая из воды.
Удается такое — жерех примет блесну за одну из удирающих рыбешек, и последует хватка.
А после хватки начинается самое интересное. Первый рывок попавшегося на тройник жереха настолько силен, что часто выбивает из рук рукоятку катушки и иногда сокрушает самую прочную снасть. Правда, порыв этот непродолжителен, дальше жерех идет покорно, но он способен, увидев рыболова, повторить свой маневр у самого берега. Ко всему этому следует добавить, что рыба эта чрезвычайно осторожна, и рыболову приходится тщательно маскироваться за кустами или деревьями, что крайне затрудняет и без того нелегкие из-за дальности и точности забросы.
Классическая блесна для ловли жереха — «Девон», но иногда он берет и на «Универсалку» при проводке ее в полводы. Мне пришлось быть свидетелем, как таким способом на Суре у Камайки один молодой рыболов, сам того не ожидая, подсек и удачно выводил жереха весом не менее 5 кг.
Удильщики ловят жереха в местах у обрывистых берегов на сильном течении и под перекатами. Насадкой служит живец-пескарь, голавлик. Иногда жерех попадается на поплавочную удочку при ловле голавля на майского жука.
Эта красивая, сильная и высокоспортивная рыба встречается в Суре повсеместно, но в небольшом количестве. На Мокше жереха больше, особенно у Наровчата.

ПЕСКАРЬ
Этой рыбке — рыбой ее вряд ли назовешь — принадлежит первое место в третьей группе рыб, тех самых рыб, которых ловят «от горькой жизни».
Пескарь как раз типичный представитель этой группы.
Всегда о нем говорят с оттенком презрения, насмешливо. Но справедливо ли это?
Пусть любой бывалый рыболов припомнит, какую рыбу он поймал первый раз. Почти наверняка каждый назовет пескаря. Это пескарей мы ловили в детстве «из-под ног», стоя по пояс в воде, дрожа от холода и азарта ловли. До сих пор живо в памяти ощущение того, как подошедшие на муть пескари щекочут под водой голые ноги. Это их, нанизав длинный кукан, мы с гордостью приносили домой и до слез обижались, когда наш улов попадал в кошкину миску. И что самое главное — именно пескарь сделал нас рыболовами! Поэтому не стоит презирать пескаря.
Пескарь довольно часто выручает и бывалого рыболова. На него «переключается» любой, когда иссякла надежда на всякую другую рыбу. И в ухе пескарь превосходен и поджаренный до хруста в масле. Очень хорош он и как живец.
Водится пескарь в наших реках повсеместно, встречается и в заливных озерах. Ловля его всем известна и всем доступна.
Но пескарь вреден тем, что поедает икру других рыб во время нереста. Поэтому рыбоводы считают пескаря «сорной рыбой».

ЕРШ
Всё сказанное о пескаре почти полностью относится и к ершу, хотя внешне они отличаются друг от друга. Ерш также является одной из первых рыб начинающего рыболова и также пожирает чужую икру, везде распространен, и без него — уха не уха.
Ерш крупнее пескаря. Самый крупный пескарь, которого я выловил, был длиною 14 см. Ерши такого размера не редкость, встречаются и крупнее. Например, в Суре чуть повыше Барковки у Красного куста весною 1963 года был пойман ерш длиною 21 см, это уже великан, и поимка такого ерша — событие, равноценное поимке крупной щуки.
Ерши часто докучают на рыбалке, то и дело хватая насадку, предназначенную для более стоящей рыбы, причем заглатывают ее так, что еле вытащишь крючок.
Ерш колюч, однако колючки его не всегда являются помехой для хищных рыб. Поэтому ерш с успехом применяется в качестве живца, особенно при ловле судака.
Ерш, всеми презираемый летом, входит в моду зимой и занимает в улове подледника первое место (если вести счет «по поголовью») в самую глухую пору. Ловят ерша прямо в городе на Суре. Лучшее место в устье р. Пензы. Снасть — зимняя удочка с легким поплавком, устанавливаемом ниже поверхности воды. Груз тяжелый, выше груза привязываются обычно два поводка из лески 0,1 мм. Крючок самый мелкий. Насадка - мотыль, кусочки червя. Иногда пензенские рыболовы ездят ловить ершей к плотине Чаадаевской ГЭС.

КАРАСЬ
Карась тоже включен в последнюю группу, хотя сделано это, признаюсь, скрепя сердце.
Незаслуженно обходят наши рыболовы эту рыбу. На удочку карася ловят мало Чаще всего бреднями, мордочками, вершами, одни браконьеры.
Почему же рыболовы избегают удить карася? Вразумительный ответ вряд ли услышишь. Один скажет, что карась вообще плохо ловится на удочку, другой, что ловля его возможна только в прудах, а третий заявит, что занятие это малоспортивное и что сидеть на берегу стоячего болота удовольствия мало.
Едва ли эти доводы основательны. Скорее всего карася не удят потому, что всерьез никто этим не занимался. А зря. Ведь карась встречается на каждом шагу, никуда за ним ездить не нужно.
Сколько стариц, озер, болот, наконец, торфяных карьеров под боком у каждого рыболова и везде есть карась.
Верно, карась почему-то лучше берет в прудах, чем в озерах, но есть он и в озерах.
Ловля карася действительно занятие малоподвижное, на одном месте сидит рыболов. Но почему же не вспоминают об этом, когда ловят того же сазана или леща? Там ведь тоже с места на место не бегают. Да и так ли уж зазорно сидеть на одном месте. Напомним, что тонкий знаток и певец русской природы Аксаков находил особую прелесть именно в такой «сидячей» ловле, а уж он-то в ужении разбирался.
Ужение карася начинается обычно в начале июня, в мелководных водоемах, где вода прогревается быстрее, клев начинается раньше. Перестает карась клевать к концу августа. Карась берет лучше до 8—9 часов утра и вечером. Однако в жаркие дни прогуливающихся на солнце карасей можно ловить и в полуденные часы поверху, тогда как утром и вечером насадку нужно опускать на 5—6 см от дна. Насадка — чаще всего навозный червь, хлеб, иногда опарыш («шкварка»). Насадку неплохо сдабривать анисовым маслом, мятными каплями и другими пахучими веществами, вплоть до керосина. То же относится и к прикормке, которую следует применять обязательно, употребляя для нее хлеб, каши и лучше всего творог.
Удилище берется легкое длиной 2,5—3,5 м, леска не толще 0,2 мм, крючок № 4—6.
«Оседлость» рыболова однако вовсе не обязательное условие при ужении карася. Его ловят еще «на пузыри». Карась в поисках пищи раскапывает тину. Содержащийся в тине болотный газ — метан при этих раскопках высвобождается и пузырьками всплывает вверх, обозначая место кормежки рыбы. Если к этим пузырькам подкинуть крючок с насадкой (на дно, конечно), то карась соблазнится ею почти наверняка. Таким образом, рыболов, разыскивая по пузырям рыбу, вынужден вести ходовую ловлю, как, например, со спиннингом. Следовательно, карась не такая уж неспортивная рыба.

ПЛОТВА
Плотва – рыба общедоступная, ловят её все. Например, весной на Колышлейке у Апраксино вполне солидные рыболовы-подледники ловили плотву на мормышку с мотылем. Брала она — поспевай только вытаскивать, и вся—мелочь. Все ловили, ворчали с досады, но ловили. А почему? Да потому, что другая рыба не ловилась, а половить хочется. Правда, в Подмосковье есть любители ловли плотвы, и ловят плотву крупную до 400 г, но у нас такая большая редкость, да и любителей не сыщешь.
Плотву ловят легкой удочкой с леской 0,1—0,2 мм и крючком № 4—5 на спокойных плесах с небольшим течением, в тихих заливах рек, заросших травой, в протоках между озерами.
Насадка — червь, опарыш, муравьиные яйца, мотыль, муха, хлеб, тесто, водяная зелень.
Начинает плотва ловиться вскоре после половодья и берет до осени. Клев ее непостоянный — поклюет час — два и бросит, а потом снова начнет.
С плотвой схожа красноперка. Она несколько пошире и потолще плотвы и окрашена ярче. Красноперка встречается реже, чем плотва, главным образом в старицах и заливных озерах. В летнее врёмя она, как и плотва, мало кого привлекает, но подледников радует. Так, на Старой Суре у Кичкилейского ключа, начиная с марта, хорошо ловится довольно крупная (до 250 г) красноперка на мотыля. Ловля красноперки ничем не отличается от ловли плотвы. Клев ее вернее и на леске она ходит гораздо бойчее и упористей плотвы.

СТЕРЛЯДЬ
Славилась когда-то сурская стерлядь. Но сейчас почти полностью истреблена. Поэтому теперь стерлядь занимает особое положение среди наших рыб — ее ловить нельзя.
Никогда, ни в одной пензенской реке, никакой снастью, в том числе и удочками.
Вместо описания способов ловли — напоминание:
1. Стерлядь находится под запретом, под охраной закона.
2. За поимку стерляди несознательный рыболов будет оштрафован органами рыбоохраны по три рубля за каждую пойманную стерлядку с изъятием у него незаконного улова.
Знайте это, товарищи рыболовы, и охраняйте стерлядь от браконьеров.

* * *
Вот, пожалуй, и все. Но прежде, чем поставить последнюю точку, поразмыслим над тем, что же все-таки главное в рыбной ловле — рыба или ловля?
Допустим, рыба. Однако стоит ли тогда мерзнуть целый день на льду у лунки, если рыба не ловится? Не лучше ли вернуться с первым попавшимся поездом домой или совсем не ездить за какими-то несчастными окунишками? Гораздо проще пойти да купить в магазине морского окуня — рыба куда вкуснее, да и покупка дешевле поездки обойдется.
Но едва ли кто из рыболовов согласится на такое, вряд ли кого соблазнишь столь явной выгодой. Ведь о ней те думают, кто не понимает, что рыболов идет не за рыбой, а ловить рыбу, что главное для него ловля, романтика рыболовной тропы, радость победы над сильной упористой рыбой, той победы, которую одержал ты сам, своими руками, смекалкой, выдержкой, своим опытом. Радость же эту не купишь нигде, ни за какие деньги.
Рыбалка — это прежде всего постоянные напряженные поиски, без которых нет творчества, а творчество едва ли не самое радостное, что дано человеку.
Ищите! Внимательным, пытливым глазом смотрите в природу, разгадывайте неизвестное.
Не огорчайтесь неудачами, они учат, за ними приходит успех, да и сами неудачи — не беда. Даже они оставляют впечатления яркие, незабываемые — ведь леску рвет всегда самая крупная рыба!
Идите по тропе рыболова! Во всей своей красоте раскроется перед вами замечательная природа наша, свежий ветер дальних дорог развеет все горести и печали, светло и отрадно станет на душе.
Пройдет радостно, в полную силу прожитый день, и, возвращаясь в привычный уют жилья, в свое трудовое завтра, вы унесете с собой неиссякаемую бодрость духа, неутолимую жажду жизни.

СОДЕРЖАНИЕ
ПО РЕКАМ И ОЗЕРАМ 4
Сура 6
Хопер 14
Мокша 18
Кадада 20
Уза 21
Айва 23
Шукша 25
Пенза 25
Иванырс 27
Ишимка 28
Вядя 29

НАШИ РЫБЫ 30
Окунь 31
Щука 34
Голавль 38
Язь 42
Подуст 45
Сом 46
Лещ 48
Сазан 49
Налим 51
Линь 53
Судак 54
Жерех 55
Пескарь 57
Ерш 58
Карась 59
Плотва 60
Стерлядь 61

Баранов Николай Иванович
ТРОПОЙ РЫБОЛОВА

Редактор Л.Толмириди.
Оформление художника П.Милосердова. Технический редактор Е.Воронкова. Корректор А.Храмова.
Сдано в набор 15/УШ—1963 Подписано к печати 4 /X—1963 г.
Формат 84х1081/32. Объем: п. л. 2,0, услов. печ. л. 3,28,
уч.-изд. л. 3,2. Тираж 25 000. ФЛ04134. Изд. № 121.
Пензенское книжное издательство
Пенза, улица Кирова, 65.
Заказ 9033. Тип. изд-ва газеты «Пензенская правда».
Цена 10 коп

Участник
Аватар пользователя
Сообщений: 116
Зарегистрирован: 18 фев 2015, 14:28
Имя: Олег Полумордвинов

Re: Н. Баранов "ТРОПОЙ РЫБОЛОВА"

Сообщение Penzyak » 07 апр 2015, 10:34

Замечательная книга Пензенского натуралиста! Жаль что выходила только один раз!! Для себя купить экземпляр так и не смог - сделал ксерокопию и сшил. Всем рекомендую прочесть. Жаль что про автора мало что известно.

БАРАНОВ Николай Иванович
БАРАНОВ Николай Иванович (1911 – 11.3.1986, П.), краевед, журналист. Участник сов.-фин. и Вел. Отеч. войн. Был тяжело ранен. Мн. лет состоял внештатным корр. газ. «Пенз. правда». Автор кн. «Тропой рыболова» (П., 1963), мн. публиковался в пенз. газ. и коллективных сб., посв. защите природы. Орд. Отеч. войны 1-й степ., Кр. Звезды.

Лит.: Сазонов А. «Что ни на есть русский» //МЛ. 1976. 4 мая; Памяти товарища //ПП. 1986. 13 марта.

[О. М. Савин. БАРАНОВ Николай Иванович / Пензенская энциклопедия. М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 2001.]
"Охранять природу - значит охранять Родину!"
М.М. Пришвин

Участник
Аватар пользователя
Сообщений: 17
Зарегистрирован: 15 дек 2014, 20:22
Имя:

Re: Н. Баранов "ТРОПОЙ РЫБОЛОВА"

Сообщение Петрович » 09 апр 2015, 20:43

Я знал Николая Ивановича Баранова лично Он был не обыкновенно интересным собеседником: остроумным, и увлекательным рассказчиком. Мы молодые слушали его открывши рот. Свое увлечение спиннингом он передал моим приятелям В.Желнову и В.Лохматову,а потом и мне. У В. Желнова есть эта книга с дарственной надписью. Петрович.

Участник
Аватар пользователя
Сообщений: 116
Зарегистрирован: 18 фев 2015, 14:28
Имя: Олег Полумордвинов

Re: Н. Баранов "ТРОПОЙ РЫБОЛОВА"

Сообщение Penzyak » 17 апр 2015, 13:31

Вот и нужно собрать о нём всю возможную информацию и пока не поздно написать о нём хоть что то! Неплохо бы найти его фотографию и биографию!??
"Охранять природу - значит охранять Родину!"
М.М. Пришвин

Модератор
Аватар пользователя
Сообщений: 1195
Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 16:11
Откуда: Пенза
Имя: Татьяна Белявская

Re: Н. Баранов "ТРОПОЙ РЫБОЛОВА"

Сообщение expedT » 19 апр 2015, 20:24

Фотография Николая Ивановича Баранова. Прислал Петрович.
Изображение

Участник
Аватар пользователя
Сообщений: 82
Зарегистрирован: 19 дек 2014, 06:58
Имя:

Re: Н. Баранов "ТРОПОЙ РЫБОЛОВА"

Сообщение Пешеход » 20 апр 2015, 06:58

БАРАНОВ Николай Иванович (1911—1986)
Родился и вырос в Калуге. Во время ВОВ воевал в частях ПВО, закончил войну в чине капитана. После войны окончил Пензенский лесной техникум, и вся дальнейшая его деятельность связана с лесом. Одно время работал в «гортопе», снабжал жителей Пензы дровами. Много писал о природе, охоте, рыбалке. Член Союза журналистов.
(О. К. Переверзев)
Публикации автора:
Горсть земли родной — 3, 1995 (5), с.20—30.
См. :
http://www.ohot-prostory.ru/index.php?i ... &task=view
http://www.ohot-prostory.ru/index.php?o ... ew&id=1290

Участник
Аватар пользователя
Сообщений: 17
Зарегистрирован: 15 дек 2014, 20:22
Имя:

Re: Н. Баранов "ТРОПОЙ РЫБОЛОВА"

Сообщение Петрович » 20 апр 2015, 07:06

expedT писал(а):Фотография Николая Ивановича Баранова. Прислал Петрович.
Изображение

Таня! На самом деле фотопортрет Н.И. Баранова предоставил В.Г. Желнов. Возможно он предоставит и другие материалы.Петрович

Модератор
Аватар пользователя
Сообщений: 1195
Зарегистрирован: 16 ноя 2014, 16:11
Откуда: Пенза
Имя: Татьяна Белявская

Re: Н. Баранов "ТРОПОЙ РЫБОЛОВА"

Сообщение expedT » 06 май 2015, 20:07

Обещанный очерк Вячеслава Григорьевича Желнова о Николае Ивановиче Баранове.

ТРОПОЮ Н.И.БАРАНОВА


В начале 50-х гг прошлого века а пензенских СМИ появилась серия очерков и заметок о природе, под которыми стояла подпись автора – Н.Баранов. С первых строк было ясно, что написаны они были рукой человека, хорошо знающего предмет увлекательного занятия – любительского рыболовства, в отличие от той «развесистой клюквы», публикуемой авторами-дилетантами, которые ничего, кроме насмешек и возмущений, у читателей вызвать не могут. Публикации Н.Баранова подкупали глубоким знанием любимого занятия и – что главное – своей лиричностью и чувством любви к природе и своему пензенскому краю. Наряду с ними встречались и беспощадные по своей жесткости и смелости строки, бичевавшие вред, наносимый экологии, со стороны промышленных предприятий и браконьеров.

Публикации Н.Баранова очень заинтриговали нас с моим близким другом, соратником по преподавательской работе в Пензенском Индустриальном институте и неизменным спутником по рыбалкам, Володей Лохматовым (ныне покойным). Заинтриговала нас и личность автора. И наступил день, когда Володя с торжеством сообщил мне, что ему посчастливилось познакомиться с Николаем Ивановичем Барановым (далее НИ) во время блужданий в пойме реки Суры, вблизи от ж/д станции Никоново, вызвав подобное желание и у меня. И Володя обещал это сделать.

Свое обещание он сдержал. Ранним зимним утром он подвёл меня в цепочке ожидавших электричку пассажиров, среди которых были и рыбаки, к человеку немолодому, в долгополой дублёнке, с фотоаппаратом на плече и клюшкой в руке, взметнувшему на меня во время представления молниеносный доброжелательный взгляд из-под густых, с заметной проседью, бровей (Володя точно заметил впоследствии, что этот взгляд напоминал ему взгляд рыси). И началось наше знакомство, перешедшее в более чем десятилетнюю дружбу.

НИ прожил большую и осень насыщенную событиями жизнь. Участвовал в двух войнах – Финской и Отечественной, был награжден медалями и орденами. Получить высшее образование ему помешала война, и пришлось заканчивать Пензенский Лесной техникум, а затем некоторое время проработать в этой сфере. Это не помешало ему стать человеком высокообрзованным. Его отличал глубокий ум, острая наблюдательность и память, делавшие его собеседником очень интересным. К названным качествам следовало бы добавить тонкое чувство юмора, иронии и самоиронии, как магнит, притягивающее к себе его знакомых.

Он жил в просторном двухквартирном доме, построенном на месте превращённого в пустырь чьего-то сада, росшего на задворках домов, вытянувшихся фасадами вдоль ул.Калинина (бывш. Покровской). Когда мы впервые пришли к нему в гости, я, помню, испытал тёплые и щемящие душу чувства, напоминавшие знаменитое пушкинское «Вновь я посетил...» Среди этих домов находился и дом №16, в котором прошли мои ранние, школьные и студенческие годы.

При подходе к дому НИ вас встречал добродушно размахивающий хвостом любимец хозяина – ирландский сеттер Чок, и приветливо встречавшая жена НИ - Александра Яковлевна.
Дом был интересным. В нем, кроме охотничьих ружей и рыболовных снастей хозяина, стояли два изготовленных им самим отличных дубовых книжных шкафа, доверху наполненных книгами. В них, кроме беллетристики, было много литературы по природоведению, широко им используемой при подготовке своих публикаций, например, известного английского натуралиста Дж.Даррела.
Своим богатым запасом знаний о природе НИ никогда не стеснялся щедро поделиться с нами, правда, не упуская случая поразить нас какими-либо парадоксальными и весёлыми сведениями. Например, тем, как самка насекомого – богомола – по завершении акта совокупления отгрызает голову своему партнеру. Нередко это сопровождалось иронической шпилькой в нас, «людей учёных», в незнании многих сведений о природе.

Вспоминаю, как однажды, когда мы ожидали на песчаном взгорье прибытия обратной электрички, он познакомил нас с любопытным насекомым-хищником – муравьиным львом. Тот, укрывшись в песке на дне песчаной воронки, терпеливо ждал, когда на склоне воронки появлялся муравей, сбившийся с пути и карабкавшийся по склону воронки, пытаясь выбраться наверх. В этот момент лев, учуяв точное направление из своей засады, выпускал в муравья сильную струйку песка, отчего тот скатывался ко дну воронки и тонул в песке, схваченный лапками хищника. Увлеченные рассказом НИ, мы ловили в песчаной траве муравьев, устраивая «кормление зверей».

Постепенно дружба с НИ росла, и наше общение переместилось из стен его дома в вагоны электирички, автофургон с компанией приятелей НИ или в Володин мотоцикл с коляской. Местом посещения было или всё то же Никоново или одна из рек – Сура, Хопёр или Мокша.
Не могу не вспомнить про один эпизод, произошедший по дороге в Никоново.
В вагон электрички однажды неожиданно ввалился местный дурачок, сел на нашу с НИ скамью и загундосил ноющим голосом, произнося известное матерное слово, многократно повторяя его. Когда он достал меня до предела, я бросил на НИ выразительный взгляд, и тот, намахнувшись своей клюшкой, скомандовал – «Пошел отсюда!» Блаженного как ветром сдуло. Позднее, описывая знакомым эту сценку, он, зная мою застенчивость, говорил так: «Когда парень донял Славу, он с мольбой обратился ко мне: «Николай Иваныч, попросите его выйти. Ведь это же человек не нашего круга!...»

Шутки и розыгрыши всегда были его коньком. Так, однажды, во время зимней ловли на озере Лебяжьем в левобережье Суры, он уселся поблеснить из лунки и вдруг громко начал просить о помощи. Сбежавшиеся и обступившие его кругом рыбаки увидели, как рывками ходит шестик его удочки. Некоторые просили: "Николай Иваныч, дай подержать!». Он охотно давал, но вывести рыбу им так и не удавалось. Выяснилось, что у НИ блесна зацепилась за какую-то корягу, которая пружинила из стороны в сторону, имитируя толчки сопротивлявшейся щуки. Возник повод для так называемой ржачки.

Так, постепенно, проникали друг в друга сферы нашего взаимного общения. В результате этого НИ стал для нас своего рода властителем душ, наставником. В культуре индуизма такие люди именуются гуру́. НИ стал у нас пользоваться огромным авторитетом и уважением. И мы без стеснения стали обращаться к нему за советами. Зная, какой огромный жизненный опыт он накопил. Характерно, что общение с ним всегда было наполнено элементами юмора, так ему присущими.

Вспоминаю, как однажды он, зная мой опыт возни с теревизорами, попросил меня посмотреть его «Рекорд», жалуясь на, как тогда говорили, «плохую видимость». Я притащил нужные инструменты и минимальный запас запчастей. Развинтил крепления и вытащил нутро телевизора на стол. И при осмотре обнаружил, что вся внутренняя поверхность защитного стекла покрыта плотным слоем пыли и копоти, собранной электростатическим полем кинескопа. Попросил у хозяйки влажную тряпочку, тщательно протёр стекло и восстановил «статус кво». НИ был в восторге от результата: «Как замечательно, Слава, иметь дело с человеком, знающим радиотехнику!» «Видимость», действительно, была отменной.

Дом, в котором они жили с АЯ, подлежал сносу, и они получили неплохую квартиру на Западной Поляне на ул.Пацаева. Вскоре произошло событие, доставившее им обоим большую радость: им удалось купить деревянный дачный домик с садом на крутом спуске с горы, идущей к центру города, и они с удовольствием копались на грядках и с плодовыми деревьями и кустами. Помню, как НИ, зная мою любовь к терносливу, ранней осенью снабдил меня в дорогу огромной сумкой с очень вкусными ягодами.

* * *
Время шло, и мы всё чаще посещали НИ в его новом жилище и регулярно ездили на рыбалку на Суру, Хопёр или Мокшу на Володином мотоцикле с коляской: НИ в коляске, а я – за спиной Володи на заднем сиденье. В начале октября погода, как бы извиняясь за ветреные, дождливые и холодные сентябрьские дни, щедро одаривала нас удивительно сухими, солнечными и ласковыми днями, когда можно было без страха с комфортом расположиться на полянке вокруг немудреного обеда или возле костерка с котелком крепкого чая, и всласть наговориться на разные темы.

Были у нас и поездки за грибами, всё в то же Никоново. Помню, как НИ, никогда не расстававшийся с фотоаппаратом, сделал для пензенского телевидения киноочерк о грибной охоте, переместив центр внимания на мою старшую дочь Таню, присевшую около большого белого гриба, с выразительным текстом. Стиль его письма всегда отличался яркостью, сочностью и лиризмом. Очень любил он посещать любимые им никоновские места, добывая, как он выражался, «кадру на продажу». Действительно, в нем органично совмещались такие качества, как любовь к природе, с зорким глазом фотохудожника, стилем очеркиста и желанием заработать что-то на свой скромный домашний бюджет. Он никогда не жаловался на здоровье, обращая всё в шутку, и я с горечью иногда думаю , как он был бы мне нужен в постигшей меня почти 10 лет назад болезни, сколько нашлось бы у него тёплых и ободряющих слов, смешанных с его «фирменной», тонкой иронией…

* * *
23 февраля 1976 г ему исполнилось ровно 75 лет. Я приехал к нему и застал накрытый АЯ стол с бутылкой хорошего венгерского вина с «закусью». Привёз ему в подарок книгу-альбом с цветными фотографиями Волги, куда мы так любили ездить по выходным в компании с Володей. Выпили за здоровье юбиляра и уединились в комнате НИ, накурив до полной неразличимости в густом дыму, а когда я собрался уходить, НИ предложил: «Давай, Слава, еще по одной на посошок!» И мы выпили, не зная, что́ нас ждёт впереди…

9 марта в следующую зиму я вернулся домой с рыбалки и услышал от жены тяжелую новость. Ночью ему неожиданно стало плохо. Александра Яковлевна вызвала «скорую», которая почему-то долго не приезжала, а в больнице поставили диагноз – обширный инфаркт. Через 2-3 дня его не стало.

Хоронили НИ на Восточном кладбище возле села Чемодановка. Поминальная тризна происходила в каком-то кафе на Западной поляне. В то время набирала обороты пресловутая антиалкогольная кампания, и на столах стояли бутылки фруктового сока.Хоронившие НИ друзья сидели как оплёванные. Партийный ортодокс Лигачёв правил бал.

Кто-то из журналистской братии в своей речи дал обещание издать отдельной книгой избранные очерки НИ. Однако по традиционной российской беспечности никто и палец о палец не стукнул…
Через 40 дней никакого фруктового сока на столах уже не было…

Могила НИ на кладбище, недавно открытом, располагалась вблизи от ворот, и в последующее время мы с АЯ несколько раз съездили туда на моей машине и привели всё в порядок. Ушел наш Писатель, как мы шутливо его называли…

Участник
Аватар пользователя
Сообщений: 116
Зарегистрирован: 18 фев 2015, 14:28
Имя: Олег Полумордвинов

Re: Н. Баранов "ТРОПОЙ РЫБОЛОВА"

Сообщение Penzyak » 07 май 2015, 12:04

Большое спасибо за очерк! Очень интересно и познавательно!! Конечно нужно его литературно обработать, добавить его биографию (нужны точные даты рождения и смерти) и с Фотографией/ями опубликовать хотя бы в местном издании.
"Охранять природу - значит охранять Родину!"
М.М. Пришвин

Участник
Аватар пользователя
Сообщений: 17
Зарегистрирован: 15 дек 2014, 20:22
Имя:

Re: Н. Баранов "ТРОПОЙ РЫБОЛОВА"

Сообщение Петрович » 12 май 2015, 08:34

Форумчане, есть среди вас работники редакции "Пензенской правды"? Если есть, подскажите тем кто в этом заинтересован, что очерки Н.И. Баранова, извлеченные из архива и напечатанные ретроспективно,- прекрасный материал на тему защиты экологии.
Петрович.

След.

Вернуться в Рыбы Пензенской области



Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2